«Джарна-Кала – Радости Река…»

Фонтан-Искусство, о Небесная Красота! Надежда Творения, слова Творения! Ты превратила мою жизнь в воплощение красоты.
— Шри Чинмой

Sri Chinmoy Smile

«Джарна-Кала – Радости Река…»

0

sri-chinmoy-smileНадежда Крючкова
г.Тамбов, 2006 год

Счастливый художник с перемазанными краской пальцами,
улыбающийся, как шаловливое дитя,
зовёт творить и играть вместе с ним.
Исполненный художник с опущенный головой,
знающий и несущий на плечах свой добровольный долг,
приглашает созерцать и неизменную суть творения,
и его изменчивую игру.
Желание подняться над миром суеты, обыденности и ограниченности было свойственно всем передовым творческим людям, независимо от эпохи и территории проживания. Художники и поэты, скульпторы и архитекторы старались приблизить людей к красоте. И это позволяло задумываться о цели и назначении человека, которые не ограничиваются лишь внешними приобретениями, но побуждают идти к осознанию собственного источника гармонии и счастья. А одухотворённое искусство во все времена радостно и безусловно делилось своей возвышенностью и красотой. Ведь та Золотая Земля, которая находится где-то глубоко внутри и к которой устремлённый человек плывёт в Золотой Лодке, неустанно жаждет прихода своих открывателей.

В 20 веке искусство всё чаще и чаще отходит от классических традиций и предлагает абстрактные, жёстко не конкретизированные формы. Наш современник, известный художник Шри Чинмой создаёт спонтанную живопись в оригинальном стиле, который назван им «Джарна-Кала», что в переводе с бенгальского языка означает «Фонтан-Искусство, бьющий из Источника Творения». И это творчество по праву может считаться не только удивительным, уникальным и новым, но и запредельно высоким направлением в абстракционизме.

Попробуем глубоко вчитаться в стихотворение Шри Чинмоя, в котором он выразил поэтическое видение того, что воплощено и предложено им миру в форме живописи:

«О Фонтан-Искусство, Фонтан-Искусство,
Фонтан-Искусство!
Звенит золотом голос нашего путешествия,
Сияет золотом цель нашего путешествия.
Ты – вечно святой всевышний Свет-Сознание
Нашего сердца-надежды.
Ты – размах-восторг высоты-безмолвия
Далеко от берега земных печалей и Небесных улыбок.
О Фонтан-Искусство, Фонтан-Искусство,
Фонтан-Искусство!»

Не прославление материального, но и не уход от него. Торжество духовного, но ради Земли. Жить Небесами на Земле – не самая ли это сложная задача, которую только можно себе представить? Золотая середина, что выше и того, и другого; полёт, погружение и преобразование одновременно.

Шри Чинмой начал рисовать в возрасте 43-х лет, в середине 70-х годов, и с тех пор благодаря непрекращающемуся творческому процессу создал более 200 тысяч картин и рисунков, которые путешествуют по всему миру, позволяя тысячам людей прикоснуться к запредельному. Художник создаёт абстрактные полотна, используя яркие (зачастую акриловые) краски, которые можно смешивать прямо на холсте. И рисует он нетрадиционным способом: кисточками разных форм и размеров, от огромных до совсем крошечных, формованным поролоном, кусочками ваты, намотанными на палочки, а иногда — даже пальцами, совсем как ребёнок, которого родители могут посчитать непослушным, но он-то знает, какое важное дело ему предстоит и сколько серьёзности и сосредоточенности нужно для этого дела.

Вот что Шри Чинмой говорит о своём состоянии во время работы: «Я стараюсь пребывать в созерцательном настроении… Мой ум абсолютно пуст. Я стараюсь, чтобы он был как можно более свободным, безмятежным и спокойным. Внешний ум подобен поверхности моря. На поверхности моря множество волн и водоворотов; там сплошное беспокойство. Но погрузившись глубже, мы почувствуем, что море – воплощение покоя, тишины и безмятежности. Именно здесь и находится источник творчества». И отсюда в непрерывном потоке приходят в проявленный мир воплощения многочисленных форм внутренней красоты, выражения реальностей внутреннего мира. На создание одной картины может потребоваться совсем немного времени (иногда всего несколько секунд), но зато здесь нужны непобедимая концентрация и отождествление с бескрайним и прекрасным глубоко внутри, поэтому во время творческого процесса ощущается огромная внутренняя сила художника. А спонтанность и присутствие глубокой интуиции подтверждается словами Шри Чинмоя: «Я всегда следую озарению. В тот момент, когда я начинаю писать или рисовать, я вижу нечто, направляющее мою руку, мои пальцы».

В одной картине может присутствовать вся гамма красок, цвета и «тёплые», и «холодные», зачастую несочетаемые в классическом художественном понимании, но здесь они прекрасно «уживаются» друг с другом. Этот эффект похож на радугу в небе, в которой присутствует весь спектр от красного до фиолетового, но разве может она не принести нам радостного обещания! Эта игра красок — как музыка, застывшая в цвете… И радуга цветов — как радуга чудесных качеств. А соединишь цвета – и будет Белизна и Высь.

Интересен такой момент, что даже один и тот же цвет по-разному воспринимается и определяется человеком в зависимости от его внутреннего состояния. Например, при существовании проблемных эмоций красный цвет может ассоциироваться с агрессией, а при чистых эмоциях – с восторгом и динамической силой. Так мы видим пример существования и значения цвета на разных уровнях сознания. И тот же красный цвет, кем-то наложенный на бумагу в чистом глубоком сознании, просто может выправить проблемное состояние человека при условии восприимчивости.

Поначалу непривычно и непонятно соприкосновение с подобным искусством; готовишься увидеть что-то из мира внешних форм, но потом рамки привычного восприятия как будто раздвигаются, и хочется не думать, а осознавать, не анализировать, а чувствовать и воспринимать, беззаботно, без тревог и сомнений, наслаждаться созерцанием внутренних реальностей, которые уже нельзя назвать вымышленными или абстрактными, они становятся куда более реальными, чем стул или стол, которые сегодня стоят, а завтра будут поломаны. Бесконечность, Вечность и Бессмертие для большинства из нас неясные понятия, но художник словно делает их ощутимыми. И можно ещё поспорить о том, что представляют собой эти картины — абстракцию или настоящую реальность. Так часто люди принимают иллюзию за реальность и жестоко ошибаются, не сумев определить границу, найти первое и главное, из которого естественно должно вырасти всё остальное.

Не абстракционизм, а реальности Сердца.

Но в чём же особенность этой с художественной точки зрения абстракции?
У художников-абстракционистов (Пикассо, Малевича, Кандинского и др.), не смотря на отсутствие привычных глазу предметов, часто можно заметить или уловить какой-либо ментальный образ, иногда специфически искажённый, геометрические фигуры, изменённые части человеческого тела, ментальное веяние, форму. И это может добавить в картину холода или заключить её в определённые рамки, словно ограничив. Каким бы широким и сильным не был ум, у него есть пределы, и он не может постоянно дарить нам чистую радость.

А в картинах Шри Чинмоя — теплота, теплота, теплота, от которой внутри всё тает, но становится не безвольным и слабым, а свежим и сладким… Будто начинают течь благодарные слёзы сердца, которые так отличаются от безнадёжных крокодиловых слёз. Здесь чувствуется безграничность, перспектива бесконечного расширения. Если посмотреть на любую из картин, можно увидеть, что у нарисованного нет чётких рамок. Это как безбрежная галактика – игра цвета и формы мазков, где зритель может потеряться. И даже самые мелкие мазки так объёмны и зовут уплыть вглубь. Здесь очень много красоты и радости. Абсолютно все картины воплощают радость, не зависящую ни от чего внешнего, как бы беспричинную, и поэтому самую настоящую. И при знакомстве с «Джарна-Калой» часто случается, что ум удивлён, шокирован, ничего не понимает, но сердце не хочет уйти.

В картинах, действительно, нечего постигать умом, там нет ментальных форм и образов, если только вам самим вдруг не захочется найти их, использовав своё воображение, но и тогда это будет что-то очень светлое, в чём нет нечистоты, темноты и печали, например цветок, или бабочка, или река, а может быть — древнее племя, борющееся за торжество свободы и опьянённое этой свободой (словом, всё, в чём присутствует ощущение совершенства Источника, отражённого в уме; но это уже творчество смотрящего). Да и важно ли, что именно можно увидеть, ведь все внешние образы присутствуют в качестве семени в нашем внутреннем мире, для того чтобы проявиться и расцвести.

И выходит, что картины абстрактны только внешне, внутри это конкретные переживания. Цвет несёт качество, сочетание цветов несёт переживание, которое ни с чем не перепутаешь, если с ним отождествиться.

Чаще всего Шри Чинмой не даёт названий своим картинам, словно предоставляя возможность самому зрителю ощутить их послание, погрузившись глубоко внутрь самих себя и обнаруживая там нечто. Но есть и такие серии картин, которые имеют своё «имя», обозначение конкретной внутренней реальности. Вот некоторые из них: «Чистота», «Процветание», «Дерево Жизни», «Сад Сердца», «Искренность», «Надежда», «Отречение», «Милость», «Самоотдача» и др.

Погружаясь в картину «Искренность», вы обязательно начнёте ощущать, что здесь каждая грань сердца рада раскрыться, распахнуть себя и порадовать других, здесь нет ни единого тёмного уголка, подозрения или настороженности. «Чистота» затопит вас таким утончённым хрустальным потоком, и вы почувствуете это качество как часть самого себя, вышедшую на поверхность и проявившуюся уникальным образом. В «Саду Сердца» вы станете маленьким ребёнком, играющим с прекрасными цветами и наслаждающимся их красотой и ароматом. Этот ребёнок, возможно, будет немножко смешным, но зато его нельзя будет не любить; ему ведь неведома фальшь, зато известна спонтанность в выражении и открытость. Проникая в суть картины «Дерево Жизни» можно воспринять всю мудрость, простоту и величие жизни. «Надежда» откроет вам себя не только хорошим намерением и пожеланием, но и той силой, за которой должно следовать обещание, а потом действие. Многогранный и многоцветовой «Прогресс» неустанно и настойчиво будет звать с собой ввысь… Вот так можно узнавать своё собственное сердце. Мудрость картин такова, что они сами провоцируют на погружение в глубину и на поиск красоты внутри. Так человек начинает служить истинному в себе.

Когда у кого-то есть мощное художественное чутьё, он всегда может сказать, каким образом создана картина. И некоторые маститые художники говорили о картинах Шри Чинмоя так: «Он пишет с натуры». Как будто создатель «Джарна-Калы», отчётливо видя реальности внутреннего мира, за несколько мгновений, не потеряв ничего, своей огромной способностью перенёс их на бумагу и даже внешне создал не просто мазки, а мазки Силы.

Но вот загадка: у Шри Чинмоя есть, например, две картины с названием «Чистота» в абсолютно разной цветовой гамме, а переживание одно и то же. Это подтверждение того, что главное здесь – даже не сочетания радужных цветов, запечатлённых в сердце (они выбираются спонтанно), а сила той реальности, что вложена в картину.

Не импрессионизм, а одухотворённость.

Некоторые люди, которые знакомятся с картинами Шри Чинмоя, находят в них отголоски импрессионизма (от французского «impression» — «впечатление»). В творчестве импрессионистов (будь то Манэ, Ренуар и др.) хотя и присутствует привычная форма, главным является выраженное настроение, отпечаток эмоционального состояния. Это может быть весёлость, или лёгкая грусть, или состояние одиночества, а также те вибрации, которые накладывают разные проявления жизни… Но мы знаем, что настроения и эмоции могут быть очень разными: и положительными, и отрицательными, и грубыми, и тонкими, едва уловимыми. Эмоции сами по себе подвержены маятниковым колебаниям из ущерба в перехлёст, когда эмоциональное веселье вдруг может смениться печалью.

И очень сложно назвать всерьёз Реальностью с большой буквы то, что может быть и положительным, и отрицательным, оно — лишь её ясное или мутное отражение. Духовная же радость – это та золотая середина, которую невозможно поймать и пребывать в ней, находясь только в мире эмоций. Высшая Реальность изначально совершенна, это та основа, которая поддерживает жизнь во всех её проявлениях. И всё это творение может существовать только благодаря тому, что имеет внутри себя это Совершенство. Нечто за пределами ума и эмоций, не подверженное колебаниям, с одной стороны похоже на крепкий фундамент, а с другой стороны — вечно новое.

Таким образом, искусство Шри Чинмоя приходит с той вершины, где Творец и Творение абсолютно едины,
оно приглашает в самые высокие миры и дарит совершенство внутреннего Света силу духовных озарений, сохраняющих суть целого. «То, чем мы владеем во внутреннем мире, мире души, бесконечно, вечно и бессмертно, и именно эти качества и способности мы стараемся вынести на передний план. Когда мы находимся в теле, уме или витале, всё столь ограничено, мы заточены в тюремную камеру. Но когда мы пребываем в душе…, мы имеем дело с безграничностью. Когда я рисую, я пытаюсь войти в неиссякаемый Источник, находящийся внутри каждого из нас. Я стараюсь вывести на передний план эту неограниченную способность», «Я считаю, что когда люди смотрят на мои рисунки и ощущают покой, это помогает им вынести вперёд качества своей души и, таким образом, приумножить свою Мудрость и Радость» (Шри Чинмой).

Так мы попадаем в особенный мир, забытый и в то же время вечно знакомый, где нет сомнения, страха, зависти и тревог, где нет борьбы с тенями, но всё есть равновесие и бесконечное расширение. Это наш Настоящий Дом. Картины Шри Чинмоя – это воплощённое единство, следующее за глубоким переживанием единства всей Вселенной, это напоминание о том, что у всех нас один Источник.
Глубочайшая глубина подобного творчества не вызывает сомнений. Вот почему так смешны заявления некоторых людей: «Я могу точно так же»… Не просто создать то, что несло бы в себе гармонию и активизировало её в других. Не просто даже пережить истинное мгновение гармонии, не говоря уже о том, чтобы выразить и проявить её. Зато просто нарисовать что-то наносное из мира изломанных форм и незрелых эмоций или что-то вроде бы абстрактное, но не увиденное и не пережитое, а полностью надуманное и потому лишённое силы.

Детская непогрешимость.

Творчество Шри Чинмоя особенно подкупает тем, что всё оно пронизано детской непосредственностью. Это сквозит в каждой его работе, наряду с силой и зрелостью. Краски здесь такие яркие, как будто их выбирал счастливый ребёнок с огромными сияющими глазами. Именно ребёнок способен чувствовать спонтанное счастье и самодостаточность в хорошем смысле слова. Он не ищет этого счастья вне себя и способен почувствовать внутри целую Вселенную. В ребёнке так живы и прекрасны качества сердца — его открытость, любовь, восприимчивость; его чистота достойна вечного поклонения. Ребёнок, впитывая в себя всё, как губка, способен в одно мгновение стать единым с чем угодно. И это качество – бесценное сокровище для быстрого познания мира, минуя логику ума. И кому лучше всего известно состояние свободы и полёта, как не ребёнку? Каждый ребёнок совершенно точно знает, что он бессмертен. Да что и говорить: только сердце, не утратившее детских качеств, имеет доступ в Царство Света!

В картинах Шри Чинмоя ощутимо постоянное веяние новизны. И опять-таки, это одно из главных детских сердечных качеств. Ведь именно дети встречают каждый день как новый огромный мир, они не знают, что такое серая череда одинаковых дней.

У художника есть комментарий: «Если говорить о себе, то, уж если мне надо быть судьёй всем своим картинам, я скажу, что они имеют тенденцию детского рисунка. Здесь есть зрелость, но, с высочайшей точки зрения, эта зрелость всецело есть простота». Он говорит ещё: «Простота – это высшая школа».

Удивительно качество, свойственное картинам «Джарна-Кала». Это полная уверенность в каждом мазке. Нет никакой «оглядки», желания что-то исправить или стереть. Это чистый язык, легко возникающий и танцующий в унисон с музыкой души. И это отсутствие расчёта и исправлений свидетельствует о состоянии ума художника, о присутствии тесной связи безошибочной интуиции с проявлением.
Эта прямота и отсутствие нарочитой приглаженности обладает большим очарованием. Смотреть на такие картины – значит находиться наедине с чем-то очень близким и полным сладости.
Шри Чинмой говорит: «Если произведение искусства заставляет вас чувствовать, что внутри него есть прекраснейшее дитя, знайте, что это одухотворённое искусство…» и «Моё искусство не хочет соглашаться с мнением, что миром правит грусть».

Состояние – суть творчества.

Но что же является самым главным вопросом для человека, творящего в какой бы то ни было области?
Что бы мы ни создавали, главное, что пребудет отпечатанным в созданном – это состояние, а не форма или предмет. Любая внешне красивая форма, которая появилась на свет в эгоистическом состоянии сознания, может стать для людей ядом и зацепит в них соответствующие стороны. Только человек, имеющий способность полностью забыть о себе, выйти за пределы личного, заведомо любя лучшее в тех, кому суждено соприкоснуться с его творением, может принести в жизнь красоту и гармонию, и таким образом объединиться со всеми в Источнике.

Любая картина несёт сознание и послание из внутреннего мира художника, независимо от того, что на ней изображено. Так что в картинах «Джарна-Кала» главное и бесценное — не цвет и не мазки (хотя это тоже красиво и интересно), а редкое для Земли состояние сознания. Художник такой пронзительно Небесный, но весь — для Земли и её совершенства. Поэтому в его облике внутри картин есть почти непереносимая человеческим сердцем сладость отдачи себя каждому. Это Запредельный Свет, из Сострадания разложенный на цвет.

Ты видишь, как сгорает свет, спускаясь по ступеням к цвету?..
Когда твоя жизнь в чистоте и равновесии плывёт внутри этого потока лучезарности души и красоты сердца, откуда-то из сознания всплывают стихотворные строчки:
«Ведь только Мастер может всюду творить гармонию во мгле,
И только Мастер может чуду помочь родиться на Земле».
Общаясь с отдельной картиной…

В этом материализованном потоке Творчества нет суеты, и, наверное, картины, как живые существа, даже желая, ничего не смогли бы открыть тому, кто приблизился к ним с суетой и в суете. Они, как источник чистого вдохновения, делятся своим внутренним богатством без условий и ограничений, но лишь с тем, кто смог хотя бы чуть-чуть позвать.Послание, которое они несут с собой, даёт чувство исполнения. Они не разбирают, насколько ты хорош или плох, а просто готовы полностью открыть всё своё богатство тому, кто почувствовал себя не чужим. Природа Света такова, что она струится к любому, кто открывает своё сердце. Вся дисгармония мира исчезает в этих живых вибрациях. Кажется, что приближаешься к убежищу динамичного покоя, где на душе всегда легко, где присутствует полнота и правильность. И так явно и ясно переживается жизнь картин, умеющих вдохновлять, просветлять, подсказывать и поддерживать, или мудро соответствовать внутреннему состоянию, просто присутствуя и спасая от одиночества.

Иногда создаётся впечатление, что рассматривание этих полотен — интересный увлекательный тест на познание своего внутреннего мира. Картины, не навязывая конкретного видения и понимания, позволяют человеку лучше понять самого себя, показывая его отражение. Поэтому некоторые любители искусства уверенно называют творения «Джарна-Кала» — «зеркала Шри Чинмоя». Но эти зеркала дают возможность и способность изменить это отражение к лучшему.

«Когда видишь духовную красоту, могут возникнуть разные чувства, но главное – тебе захочется обнять весь мир, как самое дорогое. Ты почувствуешь, что ты не только принимаешь мир, но и становишься самим миром. И тогда ты осознаёшь, что не существует ничего тёмного – ни внутри, ни вокруг тебя. Сейчас ты видишь тёмные стороны повсюду вокруг себя, и, если ты искренен перед собой, ты увидишь тёмное и внутри тоже. Но при виде настоящей духовной красоты, ты тотчас же почувствуешь, что внутри тебя течёт поток красоты, а вовне только отражение того, что внутри» (Шри Чинмой).
Прикасаясь к этой красоте и наслаждаясь ею, начинаешь понимать, как прекрасен внутренний мир художника и человека вообще. Всегда чем больше узнаёшь истинную суть и сердце человека, тем больше очаровываешься. Это только в приземлённой жизни близость рождает неуважение и пренебрежение.

Зарисовки из жизни выставок.

Однажды на одну из выставок картин Шри Чинмоя пришла маленькая девочка со своей мамой. Ей, как «особому гостю», протянули в подарок кусочек репродукции, разрезанной на части. Она радостно похлопала глазами, потом затаённо и осторожно взяла его и с небывалым порывом побежала к маме. Она неровно «катилась» на своих маленьких ножках со всей возможной для неё скоростью, она махала ручонками, как крылышками, словно помогая себе бежать быстрее, чтоб показать то новое, владелицей чего она стала. Восприимчивость ребёнка сразу вывела вперёд то самое состояние, когда он со всей чистотой детского сердца несёт матери всё, что у него есть — единственную монетку, цветное стёклышко, красивый камешек…, все свои сокровища… И взрослые здесь становятся детьми, а дети из бутона превращаются в цветок. И так много оживает вокруг этих милых сердечных детских мгновений.
Часто один и тот же человек, уже успевший познакомиться с жизнью картин, постоянно приводит своих знакомых с затаённым, трепетным, счастливо-хвастающим видом, как будто показывает самую тайную волшебную комнату, где хранятся простые разгадки трудных загадок.

Иногда бываешь очевидцем таких вот моментов: человек долго стоит около выбранной им картины, меняется в лице, а потом вдруг просияет и скажет присутствующим: «Меня так долго мучил один вопрос. Минуту назад я получил на него ослепительный ответ…»
Некоторые по нескольку часов могут стоять рядом с одной картиной и преображаться за это время, становясь совсем новыми, будто заново рождёнными.

Мировое признание.

Искусство Шри Чинмоя называют в мире Искусством с большой буквы. Почему же так ценится и находит благодарный отклик это творчество? Ценно то, что возвышает, очищает и расширяет наше сознание, позволяет становиться лучше хотя бы на некоторое время. «Духовное искусство спонтанно. Оно существует для того, чтобы возвышать и просветлять нас», «Если мне удаётся вдохновить кого-то вести более возвышенную жизнь, поделиться каплей своего вдохновения и покоя, я считаю, что достиг цели», — говорит Шри Чинмой. Действительно, ему это прекрасно удаётся!

Танец Света, Торжество Истины, Восторг Самоотдачи — проявления той жизни, что была создана Богом в первозданной чистоте и умеет преобразовывать видение мира так, что человек перестаёт верить даже в возможность существования зла.

Люди часто говорят о картинах «Джарна-Кала»: «Это Красота…, это Откровение…, это Счастье…»
На вопрос «Что такое счастье?» они по инерции и по старой памяти могут ответить: «Это исполнение желаний»…

Нет! Это искусство достичь Источника внутри!

Оставить сообщение

You must be logged in to post a comment.

Не пытайся изменить мир. Ты потерпишь неудачу. Старайся любить мир. И смотри! Мир изменился, Изменился навеки.
– Шри Чинмой