МИЛЛИОН БИЕНИЙ УНИВЕРСАЛЬНОГО СЕРДЦА-ЛЮБВИ

Фонтан-Искусство, о Небесная Красота! Надежда Творения, слова Творения! Ты превратила мою жизнь в воплощение красоты.
— Шри Чинмой

1000000

МИЛЛИОН БИЕНИЙ УНИВЕРСАЛЬНОГО СЕРДЦА-ЛЮБВИ

0

1000-000
Автор Видагда Беннет
История создания птиц-душ Шри Чинмоем

ПОСВЯЩЕНИЕ
У стремлению-восхищению-другу моего сердца, Ранджане, которая всей душой поддерживала Шри Чинмоя во всех его творческих начинаниях с 19 ноября 1974 года, начала его творческой биографии.

«Каждая птица — воплощение молитвенного и одухотворенного биения -сердца моего земного существования»
- Шри Чинмой

Глава 1
Полет птиц над Самоа.
Высоко над лазурными водами Тихого Океана на фоне занимающейся зари едва различимые с вулканических сопок, поднимающихся над горизонтом, сверкают золотом кончики крыльев. Вскоре, появляется немногочисленная стая птиц. Они летят строем по две-три в ряд, вычерчивая изящные узоры на фоне облаков. Между ними крест-накрест снуют туда-сюда ярко-голубые птицы, а наиболее крупные, красноватые, летят наперерез всем, выделяясь воздушностью и динамизмом. С авангардом золотых птиц, огромная стая летит прямо к острову, и вскоре небо Самоа становится затканным тысячами и тысячами переплетений машущих крыльев птиц.
В вестибюле отеля в Апиа, Самоа, сидит человек с блокнотом для рисования. На первый взгляд кажется, что он наносит на бумагу какие-то древние письмена, его рука с плавной грациозностью каллиграфа завершает каждый знак. На лице улыбка такой любви и покоя, что хочется узнать, какую же удивительную историю поверяет он бумаге и что за прекрасные воспоминания и видения встают перед ним так
явственно захватывающе. Окажись за плечом художника случайный наблюдатель, он наверняка был бы изумлен. Ибо там, где он ожидал увидеть выгравированные слова — тысячи миниатюрных птиц, выписанных золотыми, голубыми и красными чернилами. Художник после пяти с четвертью часов напряженного труда наносит последние штрихи на свой рисунок. 8:30 утра 24 декабря 1993 , года. Изящная смуглая рука подписывает: СКС (ЧКГ) — творческий псевдоним Шри Чинмоя.
Многие художники, поэты, писатели приезжают на острова Тихого Океана, чтобы вновь обрести и почерпнуть силу творческого вдохновения. Здесь, вдалеке от проблем Европы и Америки, они находят простоту духа, которая позволяет взглянуть на мир в новом свете.»Это настоящая красота, такая чистая, что захватывает дух», писал английский поэт Рупер Брук. В атмосфере этих идиллических островов становится возможным общение с природой и, более того, с некой очень значительной силой бытия.
Для некоторых, пытающихся понять источник глубокого вдохновения Шри Чинмоя, когда он, сидя в вестибюле отеля, рисует птицу за птицей с величайшей сосредоточенностью и увлеченностью, сама красота Самоа и будет очевидным ответом.
Гораздо реальнее внешнего пейзажа внутренний пейзаж души. Здесь вы сочтете свет слишком лучезарным, чтобы передать его красками; небо — слишком просторным, чтобы можно было его представить; ощущения — слишком тонкими, чтобы о них говорить. Путешествуя по этому внутреннему царству в медитации, Шри Чинмой неожиданно повстречался с птицами-душами. Он ненадолго задержался с ними. Они пели ему о свободе, свободе индивидуальной души, но звучали они как один голос. Он подумал, перенести ли их из внутреннего плана существования на земной, так, чтобы, когда они вернутся в свою небесную обитель, они были не одни. На своих крыльях они принесут бесчисленные устремленные человеческие души. В своей мечте художник увидел этих птиц, & стремительном полете снующих между небом и землей. Для него это уже была реальность.
Глава 2
Золотисто-голубые птицы Средиземноморья.
Зимнее серое небо нависло над Мальтийским побережьем. Темные тучи, казалось, призывают духов прошлого — прошлого, населенного маврами и турками, рыцарями Святого Иоанна с их осадами. И вдруг, среди этих древних вибраций крови и камня Шри Чинмой услышал чистую песню, песню взывающих птиц. То были птицы его видений.
Он взял Маленький блокнот, каким пользуются для телефонных заметок, и быстро набросал несколько линий шариковой ручкой- Это было что-то парящее. Он добавил клюв, глаз, едва наметил крылья, откинутые назад для полета, подогнутые лапки. И это нечто превратилось б птицу-душу. Он быстро перешел на следующий квадрат бумаги и поймал еще одну птицу-душу в полете. Погруженный в свое новое занятие, он едва замечал, как проходит время и к вечеру удлиняются тени. Как это ни странно, но вокруг не было набросано испорченных рисунков; ничего, что свидетельствовало бы о желании что-то изменить, дать ментальную оценку. Он спонтанно выбрал себе нужный стиль — быстрый, пластичный — всего несколько закругляющихся линий.
С того первого дня, 29 декабря 1991 года, Шри Чинмой каждый день оставлял время на своих птиц — и очень скоро у него уже было
несколько сотен рисунков. Он купил проектор и повесил его над головой, чтобы ученики, сопровождавшие его на Мальту* могли видеть, что он рисует; и они удивлялись уникальности каждого рисунка, настроению, характеру, так искусно передаваемом каким-нибудь плавным изгибом или волнистой линией. Они видели большие, удивленные глаза, впервые смотрящие на наш мир; изящных птиц с длинными, грациозными шеями, повернутыми в сторону; лебедей, скользящих по невидимой глади озер; птенцов, жалобно орущих; других птиц, выставляющих напоказ роскошное оперенье своих хвостов.
Как поэт, Шри Чинмой пел о птице-душе всю свою жизнь. Для него это всегда было реальностью, присутствующей во. всех земных ситуациях человека. Если не хватало устремления к высшим идеалам, поэт видел душу как птицу, посаженную в клетку и рыдающую. А если устремление снова усиливалось, он видел, как та же птица поет и резвится в Небе Бесконечности. Он чувствовал, что птица — нечто большее, чем просто литературный образ. Это — прекрасный символ, который душа выбрала для выражения своего внутреннего устремления вверх. В 1944 году, будучи очень юным, в возрасте 13 лет, он сочинил оду этой птице-душе, которая живет внутри человеческого сердца.

О ПТИЦА СВЕТА.
Одна и та же мысль, Один мотив, один ответ
Меня кто кличет то и дело?
Не знаю, где я;
Куда пойду, не знаю.
Во мрачном забытьи
Себя я продаю и покупаю.
Я асе ломаю и снова созидаю.
Что все мое, мое, надежду я питаю.
Увы, на сердце набегает ночь-разрушенье
Во тьме и дикости своем.
О Птица Света, о Птица Света,
Войди опять
Ты пламенем своим
Мне в сердце, озари его.
Зовешь меня
Ты ввысь,
Взлететь в голубизну,
Но как?
В темнице мое сердце.
Нельзя дышать в пространстве тесном.
О Птица Света, о Птица Света,
Тебя молю:
Возьми печаль мою.

После Мальты Шри Чинной и его ученики отправились на Сицилию. На фоне горы Этны, которая так некстати выбрала именно этот момент для нового извержения, он продолжал рисовать птиц на маленьких квадратиках бумаги размером 3 1/4″ х 31/4″.
Отсюда группа отправилась в Тенерифе на Канарские острова. Целью Шри Чинмоя было закончить здесь 7.000 птиц. Проект сразу же стал любимым. Оп рисовал во время поездок по острову в машине, слушая музыкальные выступления, в ресторанах и у себя в комнате поздно ночью. В конце концов, 8 января 1992 года он объявил, что цель 7.000 — достигнута.
Доставлять птиц с Небес на землю было не просто творческим даром художника. Это было нечто такое, что Шри Чинмой делал кем своим существом. Он вдохнул в них песню, коснулся своей рукой каждой из них, быстро превратил в реальность и тут те выпустил, следя за ее полетом своим поэтическим глазом. Проявленные на физическом плане, птицы его видения, появлялись из-под кончика шариковый ручки, но во внутреннем мире они сверкали золотисто-голубым светом. Музыкант в нем пел:
«7.000 золотисто-голубых птиц, семь, Несут Меня в Небеса на своих сверкающих крыльях «.
Коллекция «7.000 Золотисто-Голубых Птиц» была выставлена э Тенерифе 9 отеле Риу Бананза, Руэрто Ла КДУЭ, 10 января. Она была показана также в Нью-Йорке в конце января. После этого, однако, Шри Чинмой переключил внимание на многие другие обязанности и виды. деятельности. Птиц временно поместили в хранилище.
Глава 3
Птицы зовут.
Считают, что великое искусство говорит со зрителем; что в тишине, которая воцаряется, когда стоишь перед произведением искусства, возникает двухсторонняя связь. Искусство предлагает свою красоту, а мы ответное чувство, и в определенный момент происходит совершенное общение. Но характер искусства таков, что дате, когда мы уходим от него, оно продолжает предлагать себя бескорыстно, как аромат розы струится по саду даже в отсутствие садовника.
Случилось так, что от группы коробок, в которых хранились птицы, исходили явные неотступные признаки птичьего зова. Художник услышал их в своей медитации и -поманил их души. К его удивлению, к нему пришли не только 7.000 золотисто-голубых птиц. За ними теснились огромные стаи птиц т других сфер. Они тоже молили о физической форме. Художник преклонился перед своим видением.
В 6:00 утра 18 мая 1992 года дома, на Ямайке в Нью-Йорке Шри Чинной снова взялся за свой проект птиц. Его новые стопки бумаги, хотя все еще небольшого размера, 3 3/16″ х 4 5/16″, были прямоугольной формы и склеены по верхней кромке пачками листов по 1000 штук. Его целью было закончить еще 13.000 рисунков. Теперь его птицы выпархивали в бытие с огромной скоростью. Одну за . другой в нескончаемой последовательности переворачивал Шри Чинмой страницы блокнота. Но даже при таком динамизме все делалось без торопливости и тщательно. Художник работал с той же любовью и вниманием к каждому творению, не в смысле его тщательной отделки, а давая каждой птице достаточно времени и пространства, чтобы выразить себя. Его линии оставались плавными, уверенными и элегантными. Ни ‘малейшего признака того, что художник стеснен рамками бумаги или необходимостью срочности работы, которую он возложил на себя сам.
Птицы подчинялись собственному внутреннему закону появления, и художник просто повиновался их настоянию. Когда он принимался за эту большую работу, в его глазах была особая нежность, а на губах — легкая улыбка. Мы понимали, что он играет со своими маленькими созданиями. Казалось, что как только спиралевидная форма приближается к завершению, на странице возникает легкое движение, можно услышать едва различимый шорох крыльев, первое щебетание песни. Ручка плясала по странице, и линии, которые она оставляла, не были статичными, они тоже плясали от вибрирующей энергии. Художник окидывал взглядом крошечную, трепетную жизнь и добавлял завершающий штрих-глаз, затем он прощался с ней и переворачивал страниц.
Работая со скоростью 1.000 птиц в день, Шри Чинмой достиг цели — 13.000 птиц — к концу мая, спустя 13 дней. Он Назвал свою новую серию «Тринадцать Тысяч Душ-Мечтаний Бога». Они были выставлены на Земле Устремления Парка Медитации на Ямайке в Нью-Йорке 31 мая 1992 года.
Глава 4
Каждая цель открывает новое начало.
«Сегодняшняя цель завтра должна быть превзойдена. Сегодняшняя цель — это камень* фундамент. Каждое мгновение мы должны превзойти себя и, превосходя, глубоко внутри себя мы будем лелеять послание совершенства «.- Шри Чинмой
Прошел июнь, июль. Другие виды деятельности требовали внимания Шри Чинмоя, и коллекция птиц считалась законченной. Его ученики И не подозревали однако, о том, что Шри Чинмой просто выжидает благоприятный момент, когда он сможет уделять своему творчеству ежедневно значительную часть времени. 13 декабря 1992 года он и свыше ста его учеников отправились из Нью-Йорка на шестинедельные каникулы во Вьетнам и на Филиппины. По пути они остановились в Бангкоке, на Таиланде. Именно здесь, В атмосфере Дальнего Востока, Шри Чинмой снова занялся своими птицами.
8 января 1993 года двухнедельная выставка работ Шри Чинмоя открылась в Ризал Музее в Цебу. Она включала более четырех сотен ранних рисунков птиц, а также некоторые из его абстрактных акриловых картин. Выставка заняла весь второй этаж музея, который был провозглашен городскими властями «Музеем Мира Шри Чинмоя».
18 января, когда Шри Чинмой был проездом в Цебу еще раз, Университет Южных Филиппин присвоил ему почетное звание Доктора Гуманитарных Наук за его вклад в дело мира во всем мире. Во время церемонии было выставлено ещё 3.700 новых птиц Шри Чинмоя.
29 января, перед самым окончанием своей зарубежной поездки, Шри Чинмой завершил круглую Цифру — 10.000 птиц. Этой третьей серии он дал название «Десять Тысяч Пламенно Летящих Птиц-Песен».
На этот раз размер бумаги был несколько меньше: 3″ х 4 1/4″. Он продолжал рисовать птиц в Хоши-Мине, Вьетнам, в Цебу, на Маниле, Давао и Думагете на Филиппинах.

Глава 5
На горизонте новая цель.
В отличие от предыдущего года, когда он отложил птиц на несколько месяцев после возвращения в Нью-Йорк, Шри Чинмой тотчас же устремился к новой цели, выходящей за пределы его семьи птиц общим числом в 30.000 -он намеревался завершить 62.000 птиц к своему шестидесяти двухлетию 27 августа.
Он снова приступил к рисованию 23 февраля дома» на Ямайке в Нью-Йорке. В течение ряда недель он занимался творчеством, большей частью, ночами, когда ему никто не мешал. Свет на веранде ярко горел холодными зимними ночами, когда он часами сидел на своей кушетке. Однажды, объясняя таинственные появления огромной новой кипы рисунков утром, Шри Чинмой сказал: «Поздно вечером я провожу время с собакой и рисую. Но она быстро засыпает».
Волнующий образ одинокого художника, возлагающего на алтарь послание свободы в форме этих крошечных птиц, навеял воспоминания о стихотворении Шри Чинмоя, написанном более двадцати лет назад:

ПТИЦА-ДУША
О мир-невежеств
Хотя ты сковал мои ноги.
Я свободен,
Хотя ты связал цепями мов
Я свободен,
Хотя
Ты поработил мое тело,
Я свободен.
Я свободен,
потому что я не принадлежу телу.
Я свободен, потому что я — не тело,
Я свободен, потому что я — птица-душа,
Которая летает в Небе-Бесконечности.
Я — дитя-душа, которая мечтает
На коленях Бессмертного Всевышнего Властелина.

Глава 6
32.000 птиц, свивших гнездо
в международном аэропорту Дж. Ф. Кеннеди.
«Мой Господь Всевышний, пусть все птицы, которых я предложил Тебе, летят в Небе Твоего вечно расширяющегося Сострадания ради прогресса человечества.» — Шри Чинмой
Пришло время устроить грандиозную выставку птиц. Однако, возникли трудности с помещением, в котором можно было бы разместить такое количество рисунков. Один из учеников Шри Чинмоя обратился к администрации
международного аэропорта Джона Кеннеди в Нью-Йорке и предложил выставить птиц там. Идея была встречена с энтузиазмом. В результате этого Шри Чинмой был приглашен выставить птиц, общее количество которых на данный момент составляло 32.000, в международном терминале прибытия на весь апрель.
Птиц заключили в паспарту и поместили в специальные стальные рамы. Когда их установили на месте, они заняли всю длину Восточного и Западного коридоров верхнего этажа терминала -расстояние равное двум футбольным полям. С момента открытия, 13 апреля, выставку ежедневно посещали тысячи пассажиров, проходящих через аэропорт, и поскольку она пользовалась успехом, администрация продлила ее до 31 мая. Администрация аэропорта в Нью-Йорке выпустила официальное заявление, которое гласило:
«Администрация аэропорта Нью-Йорка рада поддержать Шри Чинмоя в деле содействия международной дружбе и гармонии через искусство. 32.000 рисунков птиц-душ, выставленных здесь, связывают Восточное и Западное крыло здания прибытия международных рейсов и предлагают всем, оказавшимся здесь, взглянуть на удивительный* мир Фонтан-Искусства. Мы хотели бы ‘ выразить Шри Чинмою свою благодарность за выставку этих рисунков в аэропорту Кеннеди во имя мира. Мы гордимся, что причастны к Такой выставке.»
Официальная церемония открытия выставки состоялась 23 апреля. Шри Чинмой вспомнил, • что когда он впервые прибыл в Нью-Йорк из Индии в 1964 году, в возрасте тридцати двух лет, он безнадежно заблудился в этом же самом здании. «В 1964 году я заблудился, — продолжал он, — но теперь, * в 1993, я чувствую себя абсолютно уверенно внутри лодки-сердца-свободы Америки.»
Затем художник подробно остановился на символическом значении птиц. Это было одно из его первых основных выступлений относительно проекта, которому он уже посвятил так много времени и внимания.
Выступление Шри Чинмоя (отрывок)
«Послание Америки четырем частям света — это свобода. Свобода возможна только, когда у нас есть мир. Истинная внешняя свобода должна основываться на внутреннем покое. Без внутреннего покоя не может быть свободы: ни внутренней, ни внешней. Птицы летают в небосводе свободы; и эти 32.000 птиц несут нам особое послание свободы. Эту свободу можно обрести только в мирном доме-сердце человечества.
Этот наш мир и в самом деле — дом. Каждый день тысячи и тысячи людей прибывают и покидают это здание международного аэропорта. Они прибывают и убывают только с одним внутренним посланием — любовью. Из-за любви мы приезжаем сюда, из-за любви мы уезжаем куда-то. Возможно, одни прибывают сюда, чтобы полюбоваться красотой, силой и другими божественными качествами
Америки, а другие отправляются В иную часть света полюбоваться красотой, нежностью и другими божественными качествами другого места. Но и те и другие делают одно и то же: они отправляются в разные части дома-мира-единства, чтобы поделиться любовью своего сердца с другими членами своей семьи-мира.
Когда мы обладаем истинной внутренней свободой, мы чувствуем, что наш настоящий дом гораздо просторнее этого нашего мира. Мы чувствуем4, что Бесконечность есть наш
настоящий дом, Вечность — наш настоящий дом, Бессмертие — наш настоящий дом. Эти 32.000 птицы летят в нашем небе-сердце Бесконечности, Вечности и Бессмертия; и это небо-сердце бесконечно больше, более просветляющее и более исполняющее, чем небо, которое мы видим своими Человеческими глазами…
Каждая из этих птиц — молитва моего сердца. Здесь 32.000 птиц, 32.000 молитв моего сердца. Эти молитвы я предложил Высшему Абсолюту, чтобы Он благословил нас Свободой Своей Бесконечности и Покоем Своего Бессмертия».
Броские заголовки, такие как: «Птицы Надежды становятся на крыло в МАК», «Волшебные Полеты в МАК», предваряли обзоры выставки критиков-искусствоведов нью-йорских крупных еженедельников. Воскресный номер «Дейли Ньюс» от 30 мая выразил сожаление о том, что выставка в аэропорту продлится лишь еще на один вечер.
Глава 7
Особое послание поддержки
В мае 1992 года Шри Чинмой посвятил манхэттенскую выставку своей акриловой абстрактной живописи и 7.000 рисунков Золотисто-Голубых Птиц Раисе Максимовне Горбачевой. Она и ее дочь Ирина посетили галерею и получили огромное наслаждение от личного знакомства с этими произведениями. Шри Чинмой предложил Раисе Максимовне выбрать одно из них и увезти в Москву, и она выбрала работу в голубых и зеленых тонах, которые, как она сказала, символизируют жизнь и надежду.
Год спустя, 15 апреля 1993 года, Шри Чинмой встретился с Президентом Горбачевым и его женой в Филадельфии. Это была четвертая встреча Шри Чинмоя и Президента Горбачева. На этот раз Горбачевы осмотрели огромное полотно Шри Чинмоя, и в письме художнику, спустя несколько недель, Президент Горбачев сказал: «Ваши произведения, полные жизни и света, произвели на меня и Раису Максимовну удивительное впечатление.»
Связи Шри Чинмоя с Горбачевыми, особенно Раисой Максимовной, благодаря ее любви к искусству, предстояло пройти золотой нитью, как на огромном панно, через всю историю, рисунков птиц-душ

.
Глава8
Поздравительный букет птиц ко дню рождения
Даже в момент активной подготовки к выставке в аэропорту Кеннеди Шри Чинмой продолжал работу над своими птицами-душами. К концу апреля он закончил еще 13.000 рисунков. Этой серии он дал название; «Тринадцать Тысяч Зовов-Устремлений Вечности». Теперь общее число коллекции составляло 43.000 птиц. В мае-июне Шри Чинмой продолжал заниматься своим проектом, и его «норма» возросла до 1.000 птиц на каждый рабочий день.
К концу июля прибавилось еще 12.000. «Двенадцать Тысяч Улыбок – Посвящений Бесконечности». Теперь оставалось всего 7.000, чтобы взять цель, намеченную на день рождения. Шри Чинмой закончил их за восемь дней, с 25 июня по 2 июля. У них было красивое название: «Семь Тысяч Птиц Восходящего Солнца Бессмертия».
Большое празднование по случаю завершения 62.000 птиц-душ планировалось на субботу, 3 июля. Несмотря на сильные летние дожди, в Нью-Йорке в этот день все шло, как было намечено, и * коллекцию собирались выставить на открытом теннисном корте Шри Чинмоя. Здесь можно было расположить птиц в стальных рамах длинными рядами.
Пространством для обозрения служили узкие проходы между рядами, как раз достаточные для того, чтобы два человека могли разойтись. У зрителя, тесно окруженного со всех сторон множеством птиц, создавалось впечатление, что он подхвачен огромной, быстро передвигающейся стаей, летящей над головой. Оказалось, разместить птиц на улице было так удачно. Они находились под куполом неба, хотя скопление тяжелых туч каждое мгновение грозило разразиться дождем. Небо придавало им более глубокий смысл, одновременно служа им и домом и целью.
«Когда птицы летают в небе», — говорит художник, — они напоминают нам о душе, которую каждый из нас воплощает. Моя душа, ваша душа, душа каждого пришла с Небес. Поэтому, когда мы думаем об этих птицах, мы чувствуем тоску и жаждем вернуться к нашему Источнику».
Открывая празднование, Шри Чинмой встал у кипы картонных коробок. В них было 62 белых голубя, которых он собирался отпустить. Он нежно покачивал каждого и тихо напевал «Шанти», на санскрите это означает покой, прежде чем открыть ладони и дать голубю свободу. Однако, не все птицы хотели улетать, и к концу этой простой и трогательной церемонии, маленькая стайка птиц с надеждой клевала землю вокруг Шри Чинмоя. А другие расселись наверху стальных рам, сливаясь со своими рисованными братьями. Одна из птиц устроилась над головой Шри Чинмоя. Он снова взял ее в руки и сказал, что хочет оставить ее себе на несколько недель. Нашли клетку, и , действительно, этот голубь прожил на корте три недели, а потом Шри Чинмой с любовью отпустил его.
Возможно, этот символ в клетке вдохновил Шри Чинмоя подробно остановиться на сходстве птицы с нашим человеческим состоянием:
«Если мы купим клетку и посадим в нее птицу, птица скована. Но если мы выпустим птицу, она полетит высоко, все выше и выше. Точно также, когда мы живем в уме — мы заключены в клетку ограниченных, Привязанных к земле мыслей — небожественных, нечистых, разрушительных мыслей. Но когда мы живем в душе, мы способны летать в небе божественной свободы.»
Глава 9
Счастье в награду
Было что-то определенно волшебное в птицах-душах Шри Чинмоя. Это походило на взмах волшебной палочки счастья для тех, кто провел хотя бы несколько мгновений в их светлой компании. Невозможно было оставаться печальным или просто серьезным в их присутствии. Сам Шри Чинмой черпал такую огромную радость в своем проекте, что все его творчество излучало восторг. В одном интервью он сделал редкое признание:
«Эти птицы напоминают мне о счастье, которое пронизывает все. Куда бы я ни смотрел, я вижу птиц и это придает мне какое-то ребяческое счастье. Каждая птица доставляет мне огромную радость.
В несколько мгновений я рисую ее и тотчас же получаю радость, ибо новое творение пришло в мир служить Богу, нашему Господу Всевышнему».
Была ли то самоутверждающая радость или положительный отзыв учеников и друзей, или какой-то внутренний толчок из собственного источника-мечты, мы, вероятно, никогда не узнаем, но только художник не отложил своей шариковой ручки и блокнотов для рисования после того, как цель в 62.000 птиц была достигнута. Через несколько дней он объявил, что далеко превзошел намеченную ко дню рождения цель. 18 июля он достиг 70.000, и не было признаков снижения потенциала его творческой энергии.
Шри Чинмой часто описывал свое творчество как фонтан, спонтанно бьющий изнутри. В действительности же, оно больше походит на приливную волну, захватывающую зрителя валом вдохновения.
При наблюдении за этим изливающимся потоком творчества в памяти всплывают воспоминания о том, как Шри Чинмой раньше занимался поднятием тяжестей. Он начал в 1985, году с 40 фунтов. Уверенно двигаясь вперед, каждый раз прибавляя по 10 фунтов, он смог поднять одной рукой вес в 300 фунтов. Считали, что ему даже не стоит и пытаться поднимать вес сверх этого, поскольку и так это уже превышало в два раза его собственный вес. Однако, философия Шри Чинмоя не приемлет рационального, ограниченного землей ума, который всегда пытается положить предел человеческим достижениям. Он учит, что сила внутреннего мира далеко превосходит силу внешнего физического мира. Через медитацию мы можем приблизиться к нашим собственным внутренним резервам.
Как бы в доказательство истинности этой внутренней ‘реальности, атлет, не очень крепкого телосложения, продолжал и в 1986 году поднял правой рукой гантели с головокружительным весом В 700 фунтов, а в 1987 году той же правой рукой — 7.000 фунтов. Два года спустя он повторил это чудо, на этот раз левой рукой.
В свете этого прецедента, ускорение в темпе и количестве птиц, от первоначальных 7.000 до 70.000, которые Шри Чинмой сейчас закончил, приобретало качества духовного вызова, брошенного творческой ограниченности.
Глава 10
Птицы разлетаются
На лето Шри Чинмоя пригласили выставить небольшое собрание птиц в Пале де Руа де Маджорка в Перпиньяне на юге Франции. Птицы имели шумный успех, и несколько позже Шри Чинмой в том же году был награжден специальной премией престижной Академии Лютее.
Другая коллекция отправилась в Японию, где была выставлена в Токийской галерее Синцзуки Ситизенс в Токио и в Зале Мира в Осаке. В августе в особом районе Манхэттена, Сохо, ближе к дому Шри Чинмоя, разместилась его коллекция из 70.000 птиц. Ученики Шри Чинмоя нашли бездействующий торговый зал и переоборудовали в галерею. Представители мира искусств Нью-Йорка посетили это новейшее пополнение художественной колонии, и птицы Шри Чинмоя получили много благоприятных отзывов.
Мэнхэттенская «Артс Интернэшел» писала:
«Каждый рисунок выполнен быстрыми движениями шариковой ручкой в манере, доведенный до автоматизма, что так напоминает манеру дзеновских художников-монахов.’У каждой птицы своя поза, осанка или символический жест; они парят на большой высоте, кружатся в пространстве, обнимают друг друга, наслаждаются покоем… Переживания зрителя – глубоко индивидуальны и являются откровением. В присутствии этих тонких, чистых форм и вдохновенных трудов преобладает положительная энергия и поднимаешься сердцем».
Эд Маккормак, корреспондент «Артспик», укемесячного художественного обозрения Нью-Йорка, выразил такое же восхищение художнику:
«Данная выставка представлена множеством элегантных графических рисунков, заключенных в паспарту и смонтированных на огромных панелях высотой в 8 футов с проходами для зрителей, как в саду медитации.
Эффект от созерцания стольких тонких графических рисунков Шри Чинмоя, перемежающихся с его лиричной акриловой живописью и поэтическими афоризмами из многотомных работ, — поистине трансцендентальное переживание.”
Из века в век многие художники использовали птицу как могущественный символ. В наше время можно говорить о голубе мира Пикассо, бесстрашных грифах Леонардо Баскина, волнующих умирающих птицах Мориса Граве. Однако, ни один художник, на нашей памяти, не создавал таких духовно возвышающих воздушных образов в таком внушающем благоговение изобилии, как 70.000 парящих птиц-душ Шри Чинмоя.»
Галерея в Сохо стала местом проведения многих культурных мероприятий, включая музыкальные встречи, поэтические чтения, лекции и обеды. Ряд журналистов и художественных критиков брали там у Шри Чинмоя интервью, и сам он приходил туда просто порисовать. Ко дню своего рождения, 27 августа, он уже далеко позади оставил свою первоначальную’ цель из 62.000 птиц. .Тогда впервые мы поняли, что он наметил 100.000.
Глава 11
100.000 Мечтаний Бога на земле.
Как это ни странно, художественные способности Шри Чинмоя включают в себя и мир чистой математики. Бок о бок с его видением птиц-душ шла прямая интуиция на особые числа — 7.000, 10.000, 62.000. В конце концов, перед ним встало число 100.000. Ему доставило величайшую радость устремиться к этой совершенной математической цели. С простым восторгом ребенка он буквально играл с числами. Альтернативным вариантом было создать просто массу птиц, огромное, неопределенное число рисунков за много месяцев. Но с точки зрения художника и зрителей, тогда и близко не было бы той большой радости, которую он черпал в стоящей перед ним задаче, если бы она не сочеталась со сладким ожиданием и трепетом покорения цели на пути. Более того, бросая вызол числам, художник также бросал вызов нашему уму. Один за другим падали ментальные барьеры перед силой его божественного вдохновения.
Весь август и сентябрь Шри Чинмой продолжал уделять пристальное внимание своему проекту птиц, даже среди напряженного графика его встреч, концертов и других занятий. По мере приближения к цели в 100.000, он выразил сердечное желание выставить всю коллекцию птиц-душ в ноябре в Оттаве. Это совпадало с девятнадцатой годовщиной того дня, когда он
впервые начал рисовать по приезду на Запад — 19 ноября 1974 года в отеле в Оттаве.
Пока канадские ученики Шри Чинмоя искали подходящее помещение для выставки, стало ясно, что предстоящее событие как бы подводит для художника черту. Поскольку большая часть октября была посвящена Всемирным Легкоатлетическим Играм Ветеранов в Японии» он начал заметно наращивать темп. Кроме того, выставка в Оттаве стала служить ему ежедневным стимулом. Многие выдающиеся канадцы взяли выставку под свое покровительство, выражая свой энтузиазм и сердечную поддержку новому начинанию того человека, который был уже знаком и почитаем как посланнник мира во всем мире.
Дни летели все быстрее по мере того, как Шри Чинмой приближался к своей цели. Наконец, 25 сентября он закончил последнюю стаю из 1.000 птиц, и его 100.000 были закончены. Прошел 21 месяц с тех пор, как он набросал впервые горстку птиц на бумаге для телефонных записей на Мальте, и всего 11 месяцев из них были “рабочими”.
На прекрасном празднике, который состоялся на следующий день, Шри Чинмой дал всей своей коллекции Птиц-душ название «Сто Тысяч Мечтаний Птиц Мира о Свободе.» Он также воспользовался случаем выступить с пространной речью о птицах и том послании, которое они несут человечеству:
«Только вчера я закончил рисовать 100.000 птиц. Каждая птица — послание Бога на земле, Каждая птица несет человека к Золотому Берегу… В Оттаве будут выставлены 100.000 птиц, и я посвящаю эту художественную экспозицию моей многоуважаемой сестре, Раисе Максимовне Горбачевой, которая является высшим авторитетом в искусстве. Год назад ока любезно приехала и благословила нашу экспозицию. Ту экспозицию я также посвятил ей.
Мы больше, чем просто человеческие существа. Мы несем Послание Господа Всевышнего. Это Послание — Послание свободы, Послание мира, Послание единства».
Затем художник на несколько мгновений погрузился в воспоминания о самом начале своей карьеры художника: «Итак, в Канаде мы начинали благословенный день — в Канаде мы и продолжим».
Глава12
Короткая передышка.
В октябре Шри Чинмой поехал в Мьяцаки, Японию на Всемирный Чемпионат Ветеранов. Он готовился к спринтерскому забегу на 100 м для мужчин 60-65 лет. Он также должен был дать серию из четырех концертов для жителей Мьяцаки.
Находясь среди японцев — их детей, кукол, театральных масок — он был вдохновлен рисовать лица. Пользовался он почтовой бумагой, плакатами, рисовальной бумагой и сделал почти 7.000 миниатюрных изящных портретов человечества. Казалось, вокруг Шри Чинмоя витает новое хобби, которое заменит птиц — нечто такое, над «чем он мог работать в любом месте так же, как и над птицами. Это должно было вдохновлять людей и доставлять им огромную радость, как птицы, которые всем вокруг несут счастье. Шри Чинмой нарисовал много лиц на маленьких компьютерных заготовках, вмещая на одной странице от 50 до 100. Это значительно экономило ему время, так как можно было нарисовать много, не переворачивая страницы.
Эта новая идея очень понравилась Шри Чинмою, который является мастером экономии, особенно экономии движений. Ему нравится использовать для выражения мысли наименьшее число из возможных слов в стихотворений, наименьшее, по возможности, время для достижения цели, экономные, почти стенографические линии для наброска птицы. Поэтому идея почти наполовину сократить рабочее время вызвала новый творческий подъем.
В нем что-то прорвалось, что-то слишком большое, чтобы уложить в слова, его ум затруднялся измерить это что-то. Он выждал несколько дней, но давление его видения не оставляло. Оно только становилось сильнее и интенсивнее. Это походило на внутреннюю команду. Но как же сказать об этом? Кто поверит? Кто воспримет это всерьез?
Глава 13
Астрономическая цель
«Самую большую награду, которую я могу получить как человек, — это возможность служить человечеству. Если другие получают -от моих рисунков, песен, стихов, всего того, что я делаю, хоть малую толику покоя, тогда я чувствую, что смог разделить с ними свое вдохновение и устремление и быть, действительно полезным человечеству».
- Шри Чинмой
День 19 октября прошел для Шри Чинмоя спокойно. Он вернулся в Нью-Йорк и строил Планы относительно поездки в Словакию в конце Ноября, чтобы иметь возможность встретиться со своими учениками из Восточной Европы. Между тем, в Оттаве нашли подходящее помещение для Галереи. Рисунки поместили в паспарту и рамы, Подготовили к отправке.
Вечером несколько учеников собрались у Шри Чинмоя Дома. Неожиданно, он обратился к небольшой группе и тихим голосом сообщил то, ЧТО повлияло на ход следующих нескольких Месяцев. «Я — решил сделать один миллион птиц», — сказал он и замолчал, ожидая ответной реакции. «Мы уверены, ты это сделаешь», — тотчас же последовал ответ. И с этого момента началось создание главной части птиц Шри Чинмоя.
Глава 14
Как далека вершина?
Тонкие, как бумага, кленовые листья укрыли землю золотом и багрянцем. Окоченевшие ветви ощупывают небо, сока в них почти нет, холодные порывы ветра проникают в дом. Всюду Природа безмолвно говорит об отступлении, конце, засыпании. В уединении, один человек противостоит великому цикличному ритму. И вместо упадка он переживает новый взлет, новую энергию, новое расширение. Из самой глубинной сути его существа били и расплескивались воды фонтана.
24 октября Шри Чинмой снова взялся за свои альбомы. На этот раз их размеры были 11″ х 8 1/2″ и каждая страница была расчерчена на разные геометрические фигуры: маленькие прямоугольники, овалы, круги, квадраты, соты. Альбом из 100 прямоугольных страниц, размером 1 1/8″ х 1 1/2″ мог, на удивление, содержать 5.000 птиц.
В восторге от этих новых возможностей, Шри Чинмой работал ровно и всего за четыре дня закончил 11.000 птиц. Тем не менее, он прекрасно понимал, что 111.000 птиц, которые были у него к тому времени, вряд ли оставят заметный след на достижении его основной цели в один миллион. Фактически, эта цель была настолько головокружительной, что казалась почти невероятной. С человеческой точки зрения рациональный ум не мог этого вместить, и, действительно, многие из учеников Шри Чинмоя замечали, что борятся с логической невероятностью того, что одна человеческая рука в состоянии свершить такую огромную работу.
В некотором роде это было испытание веры. Казалось, самого художника забавляют различные реакции его учеников, вызванные таким решением. Он попросил некоторых из них предсказать дату окончания проекта. Некоторые простодушно называли даты где-то в 21 веке, основываясь на расчетах, что он будет рисовать по сто тысяч птиц в год. Самая ранняя из предсказанных дат выпадала на 27 марта 1994 года — всего через Пять месяцев. Шри Чинмоя забавляли эти * предсказания, особенно на десятилетия. Однако, ‘ позже он сам стал работать над сроком, исходя из расчетов сначала 5.000 птиц в день, а затем 7.000 птиц.
Он установил ежедневную практику работы над птицами рано утром, а также в течение дня. А вечером он собирал все, что сделал за день и отдавал пачку из 5.000 птиц своим ученикам для Точного подсчета. Неофициально Шри Чинмой делал больше запланированных 5.000 в день, эти излишки он хранил отдельно в частной коллекции. Иногда он шутливо говорил, что у него есть еще несколько тысяч птиц «в запасе» на тот случай, .если обстоятельства помешают ему в какой-нибудь конкретный день нарисовать все 5.000 птиц.
Так прошел остаток октября и наступил ноябрь.
Глава15
Художественная Галерея императорского дворца.
Открытие выставки в Оттаве было назначено на 2 ноября. Шри Чинмой следил за этим из Нью-Йорка. Он написал двадцать одно стихотворение под общим названием «Мое Искусство». Эти короткие стихи — творческий манифест. Они дают проникновенное понимание предельной простоты создания его птиц отсутствие ментальных планов, конструкций, акцентов на технику исполнения и тесная связь его искусства с жизнью-медитацией. В одном стихотворении он пишет:

Самопреодоление — это
Жизнь, сердце, дыхание и душа
Моего искусства.
Эта серия стихов заканчивается волнующей лирикой, в которой художник обращается к птицам своего сердца и дает им свободу:
О, птицы сердца моего, вам нет числа.
Вас в клетке более держать не стану.
Полет ваш буду наблюдать
В Свободе Бесконечности небес
В экстазе высшем.

Простившись этими красивыми словами, художник выпустил своих птиц на обозрение публики.
Выставка в Оттаве проходила в бывшем правительственном здании и мексиканском ресторане. Необычные архитектурные возможности ресторана создали очаровательную обстановку галереи для такой цели. К зрительским ощущениям добавлялись нежные звуки воды изразцового фонтана в открытом дворике, окруженном маленькими сводчатыми нишами на разном уровне.
Выставка занимала целиком два этажа здания. Просторные комнаты, уставленные птицами в элегантных стальных рамах, длинные коридоры, к которым с фланга примыкали стеклянные витрины, что позволяло прохожим видеть птиц, а также терраски и уголки, где можно было провести несколько минут с глазу на глаз с сотнями птиц.
Птицы были поистине вездесущи. Они занимали каждый дюйм пространства, манили зрителей из бесконечной перспективы.
Затерявшись среди этой огромной стаи парящих форм, начинаешь, наконец, проникаться уважением к масштабам того, что совершил Шри Чинмой.
Хотя они сошли в этот мир с кончика пера, птицы не были привязаны к странице статично. Они светились искрометной энергией. Завернув за угол одной комнаты и переходя в другую, получаешь впечатление стремительного движения, и тебя охватывает чувство осознанности, которая исходит от самих птиц. Прикосновение любви, которая породила их, кажется, переходит и на зрителя. Наши сердца тают от любви, которую источают сто тысяч невинных птиц.
Предметом внимания на выставке был портрет Раисы Горбачевой, которой Шри Чинмой посвятил следующие слова:
«От всей души с молитвой и благодарностью я посвящаю свою художественную экспозицию Раисе Максимовне Горбачевой, которая является божественно просветляющим и в высшей степени исполняющим авторитетом в искусстве.»
Из Москвы госпожа Горбачева ответила возвышенными словами восхищения:
«Дорогой друг Шри Чинмой! Я поздравляю Вас с открытием экспозиции Ваших новых рисунков. Я счастлива за ее будущих посетителей, так как знаю, что встреча с Вашей живописью — это Встреча с Благородством Человеческой Души.. — Ваша Раиса Горбачева.»
Глава 16
Прием в галерее
Шри Чинмой планировал быть в Оттаве 17 ноября на специальном приеме, организованном в его честь. К тому времени он собирался закончить вторую сотню тысяч птиц. 5 ноября он был на полпути к цели — 150 тысяч. Пять дней спустя он вышел на 170 тысяч, а 13 ноября он отпраздновал достижение 200 тысяч птиц. Удивительно, эта вторая сотня птиц заняла всего двадцать дней и несколько часов, тем самым, вынудив многих пересмотреть свои предсказания относительно одного миллиона.
Подобное явление мы наблюдали и в других Аспектах жизни Шри Чинмоя: чем более недостижимой была цель, которую он ставил перед собой, тем больше казалось, он концентрировал силу, скорость, интенсивность и потенциал. В то время, когда он мог осторожно продвигаться по менее крутым и низким склонам, он буквально сильным броском устремляется к Вершине; забывая о головокружительной высоте и отвесных расселинах.
Прибыв в Оттаву 17 ноября Шри Чинмой, тотчас же отправился на выставку. Он слышал много отзывов о ней и даже смотрел видео о том, как идут работы по ее монтажу, но теперь он прибыл как гость и как хозяин.
Когда он бродил по многочисленным комнатам и коридорам, обрамляющим интерьер, он с удивлением ребенка взирал на стены, буквально покрытые его крошечными созданиями-птицами. Едва ли можно было найти свободный квадратный дюйм. Птицы каскадом изливались из фонтана творчества глубоко внутри его, и все же, отношение к ним Шри Чинмоя, когда он стоял там, было удивительным. На лице не было и следа гордости владельца. Он проходил мимо, мягко ступая — воплощение смирения. Он действительно считал себя «просто инструментом» Воли Всевышнего.
Высшая сила действовала в нем и через него, когда он творил птиц.
Для многих зрителей, находящихся в галерее во время ее посещения Шри Чинмоем, это откровение пришло как озарение. Он не считал их «своими» птицами. Он даже не поставил подписи. Они пришли от Всевышнего и принадлежали зову-устремлению человечества.
Парящие золотисто-голубые птицы Бога Зовут мольбу моего сердца Последовать за ними в небо Вечно превосходящего Запределья.
- Шри Чинмой
В 6:45 вечера Шри Чинмой вернулся в галерею на вечерний прием. Он сидел на сцене зрительного зала на «третьем этаже и рисовал птиц, пока собирались его гости. Более тридцати пяти послов правительственных сановников и ведущих канадских художников приняли участие в этом особом празднике Шри Чинмоя. Здесь были прима балерина Карен Каин, Чрезвычайный Представитель Индии в Канаде и его жена, консулы Словакии и Чехии, глава телевидения Лори Лапьерр, председатель Канадского Радиовещания Патрик Уотсон и многие другие.
Во время приема были зачитаны письма, воздающие дань художественным достижениям Шри Чинмоя. Спикер Парламента Джон Фрейзер был особенно тронут, когда узнал об этом новом аспекте манифестации Шри Чинмоя. Он был одним из чистосердечных почитателей Шри Чинмоя с тех пор, когда 6 ноября прошлого года Оттава была провозглашена властями города’ «Столицей Мира Шри Чинмоя».
Патрик Уотсон, председатель Канадского Радиовещания, заметил следующее: «Вы нашли путь к сердцу и уму ребенка, Ваше искусство -тому доказательство. Это то, чего всю жизнь не хватает нам, взрослым. Мы продолжаем стараться преобрести подобную ясность».
Виктор Линдал, спортивный продьюсер из Сиэттла, признался, что он не мог представить себе, как выглядят сто тысяч птиц. Он сказал, что ощущение, которое он получил — это абсолютная простота. Пока он ходил по выставке, в его голове звучал афоризм Шри Чинмоя:
«Простота — это высшая школа».
Его замечания были созвучны внутренним Переживаниям Шри Чинмоя, которые он выразил строим ученикам вскоре после возвращения в Нью-Йорк На следующий день:
«Было время, когда я ходил на выставку императорского искусства Великих Моголов или в художественный музей. Там я обычно видел, чувствовал и становился проявлением — великолепием величия. Когда я посетил нашу собственную экспозицию в Канаде, я увидел, почувствовал и стал простотой: источником божественности, только источником. Мы так много потеряли своей чистой божественности только потому, что распрощались с простотой своей души, простотой своего сердца, простотой своей жизни.»
Шри Чинмой также признался, что во время поездки в Канаду, он дал внутреннее обещание душе Канады, что первая выставка его миллиона птиц будет здесь.
Выставка в Оттаве оставалась открытой для публики до середины декабря. В заключение Шри Чинмой сказал: «Для меня это было уникальным переживанием, вознаграждающим переживанием плюс незабываемым переживанием.
Глава 17
Европейская Одиссея

«Больше не будет мое сердце
рыдать или печалиться
Дни мои и ночи растворяются в
собственном свете Бога.
Над тяготами жизни моя душа
-Птица Огня, несет на крыльях
Бесконечность».
- Шри Чинмой.

В воскресенье вечером, 21 ноября, Шри Чинмой снова оказался в аэропорту Кеннеди. На этот раз он отправлялся в новую Республику Словакию на четырехдневную встречу со своими учениками из Восточной Европы, Турне проходило как вихрь: два Концерта Мира, автобусная поездка в Прагу, день в Вене и многие другие мероприятия и встречи. Казалось, у художника не останется ни одной свободной секунды для своих птиц. Но удивительные возможности предоставлялись, с самого начала этого путешествия.
Пройдя в зал выхода на посадку самолета, Шри Чинмой узнал, что рейс задерживается почти на три часа. Уединившись от своих попутчиков, ходящих по кругу, несколько расстроившихся, Шри Чинмой достал большой альбом для рисования размером 13 3/3″ х 11″. Следующие -два часа он усердно работал, и его ученики заметили, что бумага была каким-то образом разграфлена. Наконец работа была закончена. Вскоре объявили посадку. Большая неожиданность ожидала тех, кто путешествовал со Шри Чинмоем. На борту он достал блокнот, открыл его и выяснилось, что последних два часа он работал над одной единственной страницей, и вся эта страница была испещрена рядами миниатюрных птиц. Никакой заранее нанесенной сетки не было. Художник просто следовал собственному визуальному ритму и гармонии. Громадное число птиц — 4.215, как выяснилось позже, передвигались по странице линейным строем.
Это был первый экскурс Шри Чинмоя в крупномасштабную работу. Всего теперь насчитывалось 254.687″ птиц. Кроме того, для Шри Чинмоя это знаменовало начало нового способа выражения. Теперь он начал отступать от поделенного компьютером в виде сетки способа и стал пробовать самые разные варианты стиля и работы с бумагой.
Следующие несколько дней оказались более занятыми, чем Шри Чинмой ожидал. Он был принят Президентом Словакии Ковачем в Братиславе и Президентом Чехии Гавелом в Праге, и у него была продолжительная встреча с олимпийским чемпионом по десятиборью Робертом Змеликом. Первый Концерт Мира, назначенный на вечер его прибытия в Братиславу 22 ноября, собрал 4.800 сторонников Мира. Второй концерт 24 ноября был менее представительным и собрал почти 2.000 человек. В другие вечера Шри Чинмой помногу часов проводил со своими учениками, некоторые из них проделали долгий путь из Сибири», чтобы впервые встретиться с ним. Чтобы как-то компенсировать время, потерянное для работы над птицами днем и вечером, Шри Чинмой продолжал работать над проектом поздно ночью, оставшись один в своей комнате в отеле. Всего он изрисовал тринадцать различных блокнотов, включая три календаря и ноты. Между нотными линиями каждого музыкального произведения толпились десятки птиц, а более крупные свободно летали в открытом пространстве. «Когда они летают, они поют», — пояснил художник с явным восторгом. 23 ноября Шри Чинмой долго говорил своим европейским ученикам о реальности души и использовал птицу-душу как главную метафору:
«Здесь на Земле птицы означают душу. Каждая птица летает в небе и несет нам послание свободы, бесконечной свободы. Наша душа тоже летает: здесь, там, всюду, неся Послание нашего Господа возлюбленного Всевышнего…
Когда я рисую птицу, я думаю о душе -новом творении, новой надежде, новом обещании, новом покое, новом блаженстве, новом совершенстве на земле. Я хочу, чтобы ВЫ точно также чувствовали, что ваша бессмертная Реальность — это ваша душа… Один миллион птиц означает два миллиона крыльев. Если вы будете молиться и медитировать, вы сможете почувствовать в глубине ‘ своего сердца два миллиона крыльев несущих вас в небо вечно Превосходящего Запредельного.
Эти крылья помогут вам лететь высоко, выше в высшее; быстро, быстрее, быстрее всего к намеченной цели. Но опять же, цель, которую вы достигли сегодня это только линия старта для новой цели. Нет конца нашему прогрессу, и, следовательно, не может быть фиксированной цели. Мы всегда в процессе вечно превосходящей Мечты и вечно превосходящей Реальности.”
Глава18
В плену у птиц
«Око-Сострадание Бога делает меня миллионером. Мое сердце счастье делает Бога мультимиллионером «. — Шри Чинмой. Декабрь 1993 г.
К 27 ноября, после возвращения из Словакии, у Шри Чинмоя официально насчитывалось 302.329 птиц. 12 декабря он и многие из его учеников должны были отправиться в Рождес-твенское путешествие. Оставалось еще две недели и Шри Чинмой надеялся достичь числа 400.000 птиц. В своем ежедневном распорядке он отдавал приоритет птицам и работал над ними с очень короткими передышками, а также ночью.
В редких случаях он рисовал что-нибудь еще кроме птиц. Однажды он нарисовал птицу, взгромоздившуюся на голову кенгуру. Другие птицы пили нектар из цветов. 1 декабря он попросил свои любимые цветные мелки, которыми часто пользовался в первые годы своей манифестации искусства, и нарисовал много птиц по одной на каждой странице. На следующий день он закончил мелками птиц на семи альбомах размерам 12” x 9” .
Интенсивность эпического проекта возрастала теперь на всех уровнях. Птиц считали пачками среди дня так, чтобы Шри Чинмой знал общее число на тот момент, когда он заканчивал каждый альбом. Вечером еще одна группа проверяла подсчет и складывала птиц по датам.
4 декабря, чтобы отметить окончание 300.000 птиц, художник нарисовал триста акриловых птиц на бумаге размером 4″ х 6″. В действительности он превзошел цель в 400.000 и теперь его целью до отъезда в путешествие было 450.000. Один ученик спросил, не устает ли у него рука в результате того, что он рисует так много птиц каждый день. Он ответил: «Сегодня утром я работал два часа подряд, сегодня я закончил 17 тысяч птиц, может быть поэтому моя рука дает мне удивительные послания!»
Другой ученик Шри Чинмоя, стараясь как-то разгрузить его руку, подарил ему ручку на батарейках. Водя ручкой» по странице особым образом, художник мог получать зубчики, кисточки, бахрому и очень тонкую имитацию оперения. Эти пушистые птички напоминали облака, плывущие по небу. Одну такую птицу-облако Шри Чинмой назвал «эфирная птица».
Другим новшеством Шри Чинмоя были большие величественные птицы на всю страницу в окаймлении крошечных птичек. На первый взгляд казалось, что большая птица заключена в элегантную художественную рамку. Только при близком рассмотрении, как под микроскопом были видны крошечные крылья и клювы.
К 8 Декабря Шри Чинмой успел сделать больше 450.000 и завершал полмиллиона. Он шутливо вспоминал дни, когда бегал марафоны:. «После половины марафона обычно возникало так много препятствий!» — вспоминал он: «Надеюсь, пройдя полмиллиона, я не буду натыкаться на препятствия. Я хочу мчаться как экспресс, как пуля».
Новая скорость, освоенная Шри Чинмоем, не укладывалась в человеческом уме. Рассмотрим следующую временную таблицу:
Птицы Затраченное время
1-100.000 1 год 9 месяцев
100.001 — 200.000 20 дней
200.001 — 300 000 13 дней
300.001 — 400.000 61/2 дней.
Однажды Шри Чинмой признался, что он испытывал как психическую радость, так и умственное напряжение и добавил: » К счастью, сердце сильнее ума», — у любого другого художника ум-критик заявлял бы о себе очень энергично, заставляя художника дрогнуть в своих намерениях и поддаться сомнениям и колебаниям. Но источником птиц Шри Чинмоя было не царство разума, и, следовательно,. они не были подвержены его законам. Художник описал процесс творчества следующим образом:
«Когда я рисую, я стараюсь, чтобы мой ум был пуст, безучастен и спокоен, насколько это возможно. Внешний ум — как Поверхность моря, которая вздымается волнами; она — само беспокойство. Но если нырнуть в глубину, тогда то же самое море — сам покой, тишина и безмятежность, и там мы находим источник творчества».
Глава 19
Шедевр
Как мастер эпохи Великих Моголов своей кисточкой из одного единственного волоска рисовал императора и его двор,
как художник эпохи Ренесанса тщательно наносил на портрет гуашь, доводя его до совершенства,
как мастер французского гобелена вышивал книгу часов единственной прядью шерсти,
как итальянский скульптор наносил самые искусные бороздки кончиком резца,
так и вы создали этот шедевр из таких крошечных птиц, что человеческий глаз едва может их различить.
За полдень в среду 8 декабря Шри Чинмой тайком отправился наверх к себе в комнату и начал то, что впоследствии назвал своим «Тадж Махалом». День был значительным, так как в духовном смысле, он считал его последним днем года. Следующей ночью должна была состояться его ежегодная Новогодняя Медитация, на которой он традиционно предлагал особое послание о качествах предстоящего года. Обращаясь к этим качествам, в момент их первозданной свежести и силы, Шри Чинмой чувствует, что дух Нового года проникает в ищущих и они могут с полным правом считать новый год начавшимся.
В четверг 9 декабря Шри Чинмой написал свое послание на 1994 год. Он назвал его «Годом Всевышнего Выбора» и убеждал ищущих сделать мудрый выбор между верой и сомнением, единством «и разобщением, миром и войной, счастьем и несчастьем. Он раздал это послание в тот же вечер после Концерта Мира вместе с репродукцией одной из своих птиц-душ, выполненной на зеленой бумаге, сделанной вручную под мрамор. Огромная волна решимости и осознания прошла по всему залу, когда многие присутствовавшие ищущие прониклись глубоким смыслом послания в их собственных жизнях,
С раннего утра в пятницу 10 декабря действия Шри Чинмоя казались слегка таинственными. Он неожиданно спускался вниз из своих комнат с нерегулярными интервалами, а новых альбомов с птицами для счета не приносил, как делал это раньше. Погода значительно ухудшилась, и он отказался от обычной зарядки утром. День шел, а Птицы по-прежнему не появлялись. В конце концов, настал зимний вечер, и дом погрузился в какую-то особую тишину.
В сердце всякого великого искусства лежит Тишина, в ней суть и содержание каждого творческого акта. В этой тишине нет пустоты. Скорее, это тишина заполнености, внутреннего изобилия.
Наконец, Шри Чинмой пригласил посмотреть кое-что. Это было редкое мгновение — с десяток людей толпились в дверях его кабинета, у них перехватило дух от того, что они увидели. Шри Чинмой сидел на полу, вытянув ноги под кровать, на которой разместился огромный лист бумаги. Лист был испещрён квадратиками и каждый квадрат, в свою очередь, был заполнен птицами, которым не было числа, Из 3.100 квадратов на странице размером 26″ х 32″ только 120, или около того, оставались незаполненными. Но ЭТИ детали выяснились позже. А пока первое впечатление было самым сильным и удивительным. Даже в незавершенном виде работа поражала своей красотой. Шри Чинмой не заполнял квадратов строго последовательно. Вместо этого он, казалось, следовал какому-то определенному внутреннему порядку. В результате рисунок в его нынешней стадии напоминал восточную пагоду. Эффект усиливался от использования художником для своей композии многоцветных шариковых ручек.
Лист был таким тяжелым и громоздким по размеру, что удивительно, как Шри Чинмою удавалось достать рукой до самого верха. Он объяснил, что, выполняя рисунок, ему пришлось применять разные позы, даже стоять на коленях, склонившись над ним. Он не мог перевернуть лист вверх ногами, не нарушив устремленного вверх полета птиц. Догадались, что платой за такую длительную позу были его больные колени.
Шри Чинмой сказал, что он уже потратил тринадцать часов на этот рисунок и ожидал, что ему понадобиться еще часа четыре-пять. Он добавил, что когда от работы в наклонном положении у него слишком начинала болеть спина, он ложился на кровать и рисовал лежа на боку. Мы начинали понимать сколько стоит это творение — не только в смысле сосредоточенности, то также с точки зрения чисто физических усилий. В то же время, мы знали, что во всей его творческой биографии он не уделял столько внимания ни одной своей работе.
Эти микроскопические птицы требовали бесконечного терпения. Если бы внимание художника хоть на мгновение отвлеклось,, его ручка могла бы черкнуть по странице и испортить сотни птиц. Он не мог заснуть, не мог взглянуть в сторону — всю ночь .он должен был оставаться внимательным, в совершенной концентрации.
Вечер 10 декабря перешел в 11 декабря. Это последний полный день Шри Чинмоя в Нью-Йорке, потому что рано утром в воскресенье ему надо было лететь в Лос-Анджелос. К тому же он хотел показать рисунок своим ученикам на вечерней встрече. Желание закончить было жгучим,
Шри Чинмой отдохнул немного и начал рисовать снова в 6 утра. В десять часов он сошел вниз и сказал, что ему потребовалось больше времени, чтобы заполнить последние клетки, чем он ожидал. Он сказал, что, хотя ему и не хотелось спать, временами рука отказывалась двигаться, когда он клал ее на страницы. Он отложил время окончания работы на час дня.
Такой покой и неподвижность царили во всем доме и особенно в комнате, где работал Шри Чинмой, она вся была пропитана силой его концентрации, которая накопилась за последние три дня интенсивного труда. Дышать этим воздухом было вес равно, что вдыхать чистый горный воздух — такой возвышающий и величественный чистый свежий глоток из Далекого источника.
В полдень началась метель. Сначала снег медленно ложился на деревья, покрывая все чистейшей белизной. Скоро покров снега стал толще и ветер набрал полную силу. Движение транспорта стало невозможным. Для тех, кто ждал, когда Шри Чинмой закончит свой шедевр казалось, что все остановилось в ожидании последнего мгновения. В час тридцать скрипнула лестница, и Шри Чинмой сошел вниз. Наконец, после 20 часов работы он закончил. Шедевр принесли вниз и поставили прямо на пол. Художник взглянул на него и сказал, что внутри он видит нечто вроде карты мира. Другим казалось, что это похоже на поля с высоты самолета, буквально земля с птичьего полета. Для каждого это было что-то свое, и, в то же время, не поддавалось попытке какого-то описания и метафоры.
Днем работу поместили в рамку и в тот же вечер выставили в соседней школе. Во время особой встречи, которая состоялась там, Шри Чинмой отметил:
«Именно этот рисунок займет особое, совершенно особое место в моем сердце устремления, посвящения, не говоря уже о моей душе реализации.”
Он попросил своих учеников отождествиться с «устремленным, летящим, поднимающимся вверх сознанием этих птиц, любящих Бога, служащих Богу, манифестирующих Бога .
Потратив много часов на подсчеты, используя увеличительное стекло, наконец, установили число птиц на этом рисунке — 96.588. В каждую секунду работы над ним художник рисовал полторы птицы. Секунда — короче чем удар сердца, чем вздох.
Бог создал эту огромную вселенную, но он также создал и атом, песчинку, горчичное зерно и миллиарды душ на этой планете. Когда Шри Чинмой впервые занес руку над этим огромным листом белой бумаги, именно этот мир микрокосмоса трепетал, чтобы стать бытием. С бесконечной заботой и терпением Шри Чинмой касался бумаги своим пером тысячи и тысячи раз, у всего на нескольких квадратных дюймах. Было ли это его оригинальным видением, которое с помощью его прекрасной компактной мозаики Птиц, рисовало внутреннюю собственную карту человечества? Получим ли мы так же что-то от Прикосновения Бога через это нежное прикосновение пера бумаги того человека, который общается с божественным. Увидим ли мы Лик Бесконечности за конечным сплетением этих крошечных живых форм? Поистине, такова сила, Воплощенная в шедевре Шри Чинмоя.
Глава 20
Вторая половина.
«Каждая из моих птиц сердца это паспорт в мир соцветий мира.» — Шри Чинмой.
Воскресенье 12 декабря Шри Чинмой и большая группа его учеников села в самолет курсом на Гаваи через Лос-Анжелос. В то время окончательное число птиц еще не было известно, но Шри Чинмой был уверен, что он уже перешагнул за полмиллиона. Позже в тот же день он узнал, что фактически у него на счету 577.751 птица. Теперь наступило время второй половины его эпопеи. Сам он лелеял тайную надежду, что его миллион птиц будет закончен до возвращения в Нью-Йорк 24 января 1994 года.
Несмотря на напряженность последних дней и недель» Шри Чинмой нарисовал несколько тысяч птиц в самолете при тусклом верхнем освещении. На Гаваях он был устремлен рисовать минимум 5.000 птиц в день, однако, большей частью он далеко превосходил эту цель. На этот раз бумага, которой он запасся, была еще более разнообразной: красивые блокноты в форме медвежат, динозавров, пингвинов, блокноты ООН, бумага для конструирования — красная, белая, пурпурная, золотистая, сиреневая, розовая, голубая. Каждый день, казалось, приносил новый сюрприз, возможно, самый неожиданный — серия открыток, на лицевой стороне которых было написано «Aloha Hawaii». Их Шри Чинмой адресовал Всевышнему, предварительно заполнив всю страницу для письма птицами.
В пятницу, 17 декабря, Шри Чинмой показал особую коллекцию птиц, над которой работал. Это были большие величественные птицы,
нарисованные маркерами разных цветов на белых листах foam соrе. Птицы изумляли яркостью цвета, стремительностью движений, элегантностью форм. Рисуя эту серию из тринадцати птиц на листах foam соrе размерам 60″ х 40″, Художник выполнил композицию на белом столе, совершенно не заметив того, что на стол не положили лист!
Помимо листов белого foam соrе, было еще 8 листов цветного и несколько полотен, натянутых на деревянные рамы. Шри Чинмой использовал цветные мелки, получив эффект легкости. Другая особенная работа, включенная в эту коллекцию, была выполнена на бледно-зеленой рисовой Японской бумаге, сделанной вручную. Используя Красную шариковую ручку, он нанес легкие линии Птиц на этом очень тонком фоне. Позже было замечено, что если немного отступить от картины, то просматривался образованный птицами контур трехмачтового парусника, скользящего по легким вздымающимся волнам.
В этот же день эта особая серия картин была выставлена в Восточном отеле Аутриггер. Эта импровизированная выставка включала всего 4.915 Птиц. В оставшиеся дни пребывания Шри Чинмоя на Гаваях, он твердо придерживался темпа и к вечеру 19 декабря на его счету было 653.584 птицы За 8″ дней, с тех пор, как он покинул Нью-Йорк, он рисовал в среднем 9.479 птиц в День. Теперь он направлялся на далекий остров Западного Самоа.
Глава 21
Счетная лихорадка.
«Все мы поистине неограничены, если только отважимся попытаться и будем иметь веру». — Шри Чинмой
Для Шри Чинмоя стало некой традицией преподносить » волшебные» сюрпризы в самолете. На этот раз он достал из своей сумки удивительную работу: это был лист белой бумаги размером 18″ х 24″. Его поверхность была разграфлена заранее. На нем не было абсолютно ничего, когда художник впервые положил лист на свой письменный стол и … позволил ручке свободно пройтись по нему, создавая высокохудожественный птичий ландшафт.
Некоторые более крупные птицы с чистыми свободными контурами летели наискось страницы, сомкнутыми колоннами звеньев, как канадские гуси, направляясь на юг. Меньшие колонии птиц гнездились между ними, как — будто укрываясь от могущественных стихийных сил природы. Другие птицы, выполненные иным цветом, кружились, захваченные вихрем воздушного потока, незаметного для человеческого глаза. Ничего в рисунке не было наугад, случайным. Даже самая Маленькая птица реагировала на этот сложный порядок бытия, каждая — особая нота в серии лейтмотивов, .составляющих единое симфоническое целое.
На этой одной странице оказалось 13.777 птиц, что делало норму Шри Чинмоя на 20 декабря в 21.220 птиц. Ясно, что он снова увеличил темп.
22 декабря Шри Чинмой перешел рубеж 700.000 птиц, и предполагалось, что он закончит свой миллион 18 января 1994 года, через 26 1/2 дней. Многие из его учеников и не подозревали, что конец уже так близок, и этот расчет, основанный на средней ежедневной норме в 11.320, производил несколько шоковый эффект, при этом чувствовалось, что сам художник не будет связывать себя никакими сухими прогнозами. Дата будет делом его выбора — и это будет благоприятная дата в его жизни-самоотдаче.
Глава 22
Дань Кану
«Кану — солнце моего сердца, Волна восторга. Для него нет чужих». — Шри Чинмой.
Шри Чинмой отложил празднование по случаю 700.000 птиц на один день. Было 23 декабря, ровно год с того дня, как умерла одна из его собачек. Когда первый раз, почти 12 лет назад, ему принесли болезненного белого щенка, он дал ему имя «Кану», эпитет Господа Кришны. Не думали, что он выживет, но он проигнорировал судьбу и прожил много лет в доме Шри Чинмоя, купаясь в ласке и любви. Когда эта нежная душа ушла, она оставила пустоту в сердце Шри Чинмоя и его учеников. Теперь, год спустя, Шри Чинмой почтил память Кану песнями и медитацией. В тот вечер он оставил о Кану неизгладимую память. На листе бумаги 18″ х 24″, работая — золотыми металлическими чернилами, красной, голубой и розовой шариковой ручками, он создал нечто уникальное. Он написал портрет своей собачки в ее обычной позе — растянувшейся на кушетке с тонкими торчащими лапками, сбоку спина слегка выгнута, как будто отдыхает на подушке. Этот контур ясно проступает в красных чернилах на фоне большого мозаичного полотна птиц. Даже контуры Кану составляют птицы, придавая ему потусторонний эффект существа, не связанного с земной жизнью.
Шри Чинмой нанес последние штрихи этому волнующему поминанию Кану в 8:30 утра 24 декабря. Пять с четвертью часов сосредоточенного труда ушли на эту страницу. Она содержала 14.854 птицы и … одну любимую собаку.
Глава 23
Неукротимый рывок
Удалившись от давления повседневных забот жизни в Нью-Йорке, художник мог почти целиком посвятить себя своим птицам. Днем он встречался с рядом видных деятелей в Апии, включая Главу правительства Самоа, премьер-министра, министра по делам молодежи, культуры и спорта и бывшего министра юстиции. Он также дал интервью Национальному телевидению и прилежно готовился к встрече Ветеранов по легкой атлетике, которую проводили его ученики 28 декабря.
Он всегда возвращался к своим птицам. Видеть его сидящим в укромном уголке с блокнотом для рисования на коленях и шариковой ручкой, которой его правая рука водит по бумаге, стало неотъемлемой частью нашей жизни. Наедине со своим творчеством, которое, казалось, теперь не имело ни начала, ни конца, художник испытывал чувство крайнего удовлетворения. Его радость отражалась в безмятежной улыбке на губах и выражении его глаз, которые с любовью оглядывали каждую птицу, и редко находили что-то достойное внимания на стороне.
28 декабря, в последний день пребывания Шри Чинмоя на Западном Самоа, он достиг общего числа 800.692 птицы и предсказанная дата окончания сдвинулась на 15 января.
На следующий день он и его ученики улетали в Нади, Фиджи. При этом, они пересекали Международную Линию Перемены Дат, где им пришлось перевести часы на 23 часа вперед. Для Шри Чинмоя это означало потерю целого дня работы.
В Нади, Фиджи, в последний день 1993 года Шри Чинмой сделал вторую выставку своих работ. На этот раз он показал две работы, которые в тайне закончил в Самоа. Обе представляли собой полосы белой бумаги в 32 фута длины, одна шириной в 45″, а другая — 57″. Как он управлялся с ними в тесной комнате отеля, было загадкой. Обе работы были просто необычными. На первой было пятьдесят больших птиц, выполненных шариковым фломастером. На второй, пошире — 270 птиц в том же стиле. Птицы были живыми не только . цветом, но и энергией-жизнью. В них, буквально, билась жизнь.
В оперении одной большой красной птицы угадывалась меньшая, Другие грациозно переплетались с балетным изяществом. Одна одинокая птица робко и капризно осматривала пространство вокруг, повернув голову вполоборота. Удивлял юмор в творчестве Шри Чинмоя, если вы его не заметили раньше. Одна полная птица получила признание аудитории, другая, с неистово вытянутым клювом тоже снискала поклонников. Птицы дарили радость и счастье всеми возможными способами, одни через красоту, другие через причудливость. Но при всем разнообразии их выражений, они были чрезвычайно притягательны одним — своим живым присутствием. Часто на ум приходят слова одного лондонского художественного критика, который предложил вот какое восприятие птиц-душ Шри Чинмоя:
«Технически Шри Чинмой выполняет эти рисунки прерывистыми вогнутыми и выпуклыми линиями. Это птицы только в силу того, что по форме они напоминают птиц. На самом же деле, это — обращение к сознанию».
Итак, на этой светлой занималась заря нового года.
волне сознания.
Глава 24
Дерево жизни семьи Гош
В первый день нового года Шри Чинмой устроился на плетенном стуле на верхней веранде отеля Рэфл в Нади. С ним был простой набор из арсенала художника — блокнот 12 1/2″ х 14″ белой бескислотной бумаги и шариковая ручка. Он просил его не беспокоить. Прошел час, другой, третий. А художник не двигался со своего места.
А снаружи внезапная тропическая буря разбудила кокосовые пальмы и обрушила на землю ливень из цветов фраджипании. Далекие холмы терялись из вида под покровом темных туч. И снова художник казался центром неподвижности бури. Возможно, он знал, как воспользоваться этими великими силами природы и направить их мощь в свое творчество. А, может быть, с другой стороны, огромная сила его божественной устремленности вызвала
соответствующую реакцию со стороны Матери-Земли, сочувственные вибрации, под стать его собственным.
О внутренней работе сознания можно только догадываться. Само по себе творчество, будь то творчество Бога или вдохновленное Богом, всегда останется одной из величайших тайн жизни. Его связь с вселенскими силами человеческий ум никогда не сможет постичь. И все же, сама природа творчества такова, что зовет нас принять участие в этом акте сердцем-единством и полным удивления умом.
Итак, мы ждали. К вечеру Шри Чинмой спустился с верхнего этажа, неся свою папку. Он и его ученики перешли в соседнюю комнату для торжественных встреч, и Шри Чинмой выложил три листа из своего альбома на стол.
«Эти птицы не похожи на других», — начал он. «Эти птицы занимают совсем особое место в моей жизни. В этих птиц я вложил сознание своего отца, матери, сестер и братьев.
Мы внимательно рассматривали рисунки. Первый, изображающий отца Шри Чинмоя, представлял собой большую, сильную птицу с крепким клювом. Весь его облик — достоинство и величавость. Сама птица состоит из многочисленных мелких птиц, которые сгруппированы таким образом, чтобы усилить впечатление силы, равновесия и спокойствия.
Рисунок, представляющий мать Шри Чинмоя, создает совершенно другой эффект. Ее вибрации -. легкие, воздушные и тонкие. Волнистые птицы окружают ее кроткое лицо, а более 3.000 крошечных птиц обрамляют ее стройную, почти детскую фигуру.
На последнем рисунке этой трилогии изображены 7 братьев и сестер семьи Гош, включая художника, он — седьмой самый младший ребенок. Каждый член семьи выделялся из центральной массы как пламя, или ветвь. Изображения на рисунке идут по часовой стрелке — каждый брат и сестра, которых можно узнать по бенгальскому имени, как бы следуют один за другим в гармоничном вращении.
Изысканная дань Шри Чинмоя своей семье приобретает особое значение, поскольку 1994 год — год столетия со дня рождения его матери, и он посвятил ей свой миллион птиц. Это дает редкую возможность взглянуть на частную жизнь Шри Чинмоя. В первый же день года его мысли были устремлены к физическим матери и отцу, которые умерли пятьдесят лет назад, когда он был еще двенадцатилетним мальчиком. Из шести его братьев и сестер, трое до сих пор живы. Они живут в Пондишерри, Южная Индия, где Шри Чинмой провел 20 лет своей жизни, с 1944 по 1964 год.
Шри Чинмой известен универсальностью своей музыки, живописи и поэзии. Очень редко он касается своей биографии. Вот что делает эти три рисунка, которые в некотором роде являются ретроспективой, уникальными в его жизни.
Глава 25
Финальный спринт
Рисунки, сделанные Шри Чинмоем 1 января, увеличили общее число птиц до 856.314. Теперь было очевидно, что он закончит все где-то недели за две. Однако, сам художник уже больше не считал неделями, счет шел на дни и даже часы. Переполненный вдохновением, он походил на бегуна, который на последнем круге, казалось, видит цель прямо перед собой. «I
Как это не парадоксально, но последнее напряжение усилий не было тормозом для его творческого воображения. Практически, в эти последние дни мы наблюдали расцвет новой техники и стиля.
На белых листах бумаги для рисования размером 17 1/4″ х 12″ он нарисовал оранжевые цветы. Внутри этих цветов он поместил десятки крошечных птиц. Они заполнили каждый лепесток, впитывая небесный аромат, как птицы медоеды, которые исчезают в яркой пахнущей сердцевине цветка.
Были еще открытки «Aloha» с Гаваев. Несколько красиво обрамленных листков почтовой бумаги и даже авиаконверт, который каким-то образом оказался в этом творческом вихре.
К 7.30 вечера 4 января у Шри Чинмоя было 894.007 птиц. Оставалось немногим более 100.000. До того, на что когда-то у него ушел год и 9 месяцев труда, теперь, казалось, рукой подать.
5 января в 5:15 утра Шри Чинмой вознес следующую молитву:
«Всевышний, мой Всевышний, мой Господь Всевышний, Мой Абсолют Всевышний, мой Возлюбленный Всевышний,
Сегодня, из Своей безграничной Щедрости, Ты вновь избираешь меня Своим инструментом, Ты завершаешь миллион, птиц-творений Через мое сердце-устремление и жизнь-посвящение. Мой Господь, мой Господь, Сделай мое сердце достойным Твоего бесконечного Сострадания, А мою жизнь Твоей бессмертной Победой.
Мой господь, мой Господь, мой Господь, Твои птицы улыбаются В небе бесконечности. Твои птицы поют В Покое, Покое, Покое Вечности.»
Никто из тех, кто слышал эту молитву в эти тихие предутренние часы на Фиджи, не сомневался: Шри Чинмой закончит миллион птиц в этот день.
Глава 26
Последний день
Перед битвой воин осматривает свое оружие. Казалось, что в этот последний день Шри Чинмой собрал все свои многочисленные принадлежности, которые могли ему понадобиться в главном сражении, ожидавшем его. Предстояло закончить 107,993 птицы за один день — битва с вечным врагом человека — Временем.
Ранним утром этого дня Шри Чинмой устроился на открытом воздухе под пальмовым опахалом и разложил перед собой шесть больших листов бумаги нежного акварельного тона. Пользуясь маркерным фломастером, Шри Чинмой наносил стаи замысловатых птиц. Законченный рисунок представлял птиц, летящих в тучах, из-за которых пробивались солнечные лучи. Иногда птицы ярко вырисовывались на фоне туч, а затем снова растворялись в полосах света.
Ученики Шри Чинмоя удивлялись, что художник тратит так много времени на работу, которая в лучшем случае добавит всего несколько сотен птиц, в то время как требовалось еще так много. Возможно, как воин, Шри Чинмой испытывал радость от этого первоначального противостояния Времени. Вместо того, чтобы уступить натиску битвы и давать работы низшего качества, он превращал все это в великолепнейшее переживание.
Впечатление подтвердилось, когда, художник передал своим счетчикам рулон бумаги, размером 48″ х 24 1/4″, на котором было всего 7 крупных красивых птиц, а затем последовал другой рулон бирюзовой бумаги размером 11’7″ х 24″. На нем было 27 величественных птиц. Затем Шри Чинмой отправил счетчикам 4 полотна материала в 30 футов длиной и 3 фута шириной, на котором он нарисовал птиц маркером. И опять птицы были смелы и просто великолепны — но немногочисленны. Напряжение дня для всех, кроме художника, было мучительным. Для Шри Чинмоя это было торжеством радости. Особый ,
внутренний повод к его счастью вскоре выяснился:
«Сегодня день рождения Раисы Максимовны Горбачевой, жены Президента Горбачева», сказал художник. Она — очень талантливая и вдохновенная душа. Я праздную ее день рождения по-своему, в молитвах, на прекрасном острове Фиджи».
День шел без передышек. Наконец, к огромному облегчению его учеников, Шри Чинмой отдал единственный лист бумаги с нарисованными разноцветными шариковыми ручками птицами. Их плотная компоновка насчитывала, к счастью, 14.391 птицу, увеличивая общее число до 942.219.
Еще несколько рулонов бумаги появились до наступления вечера, а в 7:30 вечера художник закончил еще шесть полотен ткани, включая три белых хлопчатобумажных сари, которые он купил в Суве. Теперь общее число подбиралось к 960.735, и Шри Чинмой был вынужден ненадолго отлучиться. В 8:00 вечера ему предстояло дать концерт, на который было приглашено много местных сановников. К тому же, концерт должен был транслироваться по телевидению. Он не мог отложить это, и потому на короткое время переключил свое внимание на мир музыки.
К 9:00 вечера он вернулся в комнату отеля, и птицы снова каскадом посыпались вниз по лестнице. Позже он признался, что некоторую часть главной работы он сделал в «тюремной камере». В условиях изнурительной тропической жары Сувы, — в его в комнате не было ни кондиционера, ни даже обычного вентилятора,
В 11:00 вечера Шри Чинмой известил, что посылает «венец своих достижений» для подсчета. Этот рисунок, который считается его миллионной птицей, был сделан за несколько дней раньше. На большом листе бумаги 24″ х 18″ одна огромная птица, составленная из 15.171 птиц в миниатюре, выполненных красными, голубыми и аквамариновыми, зелеными и серебряными чернилами.
Птицы-души Шри Чинмоя парили, взмывали вверх, опускались, летели в поднебесье. Их легкие, не отягощенные земным бременем, формы свободно кружились в танце и резвились. Но миллионная птица Шри Чинмоя была совсем другой. Это огромная птица-мать, нахохлившаяся, как бы защищая свое потомство. Крылья прижаты к телу, чтобы сохранить тепло. Только ее глаз широко открыт и сверкает. Она ждет своего часа; ее фигура в полный рост укрывает не только 15.171 птицу на этом рисунке, здесь нашел приют весь миллион птиц коллекции Шри Чинмоя.
Возможно, ключ к пониманию этой птицы-матери лежит в заявлении, сделанном художником несколько дней спустя:
«Я создал один миллион птиц и храню всех их внутри моего сердца-клетки.»
Может быть, эта миллионная птица Шри Чинмоя — его собственный символический автопортрет и это он укрывает своих крошечных созданий-птиц и возлагает их к Стопам Всевышнего. «Всевышний, я преклоняюсь перед Тобой», — слова, которые он написал на этом несравненном рисунке. Это настоящее произведение искусства и даже больше — произведение сердца и души; может быть, жертва, и, в то же время, призыв. «Сюда, — кажется говорит художник, — я обхвачу вас своими теплыми крыльями любви и доставлю вас туда, где пребывает наш Господь Всевышний.”
Пока вели подсчеты этого главного рисунка, Шри Чинмой закончил быстро еще несколько, размером 24″ х 16″. Говорят, что когда Арджуна, величайший индийский лучник, сражался в битве при Курукшетре, а Господь Кришна был его колесничим, его пальцы натягивали тетиву и выпускали стрелы с такой скоростью, что глаз не успевал следить за ними. Так и у Шри Чинмоя, едва лист бумаги появлялся перед ним на столе, как он тотчас же заполнялся птицами. Это касание бумаги пером осуществлялось с ошеломляющей скоростью.
В 3:27 утра оставалось еше 3.004 птицы. В 4:31 на заре нового дня Шри Чинмой закончил еще две открытки и лист бумаги. Он знал, что
79
там с избытком хватит недостающих птиц. Его долгая ночь, наконец, закончилась. Час спустя, объявили общее число птиц: 1.001.919. Эпопея Шри Чинмоя с одним миллионом Мечтаний Птиц Мира о Свободе была завершена.
Глава 27
За пределами зенита-цели
«Наша философия — философия самопреодоления. Основываясь на этой философии, я каждый день стараюсь стать лучшим инструментом Бога. Так что, в моем случае, нет такого понятия, как конечная цель. Как только я ее достигаю, я знаю, что мой Внутренний Кормчий не позволит мне остановиться. Он захочет, чтобы я всегда продолжал. Пока Он дает мне вдохновение, устремление и посвящение, я буду преданнейшим образом брать новые цели”. — Шри Чинмой.
7 января в Травелодже, Сува, Фиджи состоялось празднование окончания Шри Чинмоем одного миллиона птиц. Коллекция рисунков была выставлена в Баньяновой Комнате и многие жители, включая мэра Сувы, прибыли осмотреть историческое достижение Шри Чинмоя, Художник сам преподнес новые сюрпризы, представив птиц, которых он рисовал последние два дня на детских игрушках и предметах домашнего обихода, таких как тарелки, бокалы, зеркальца, Зонтики. Он назвал этот раздел экспозиции «Юбилей затворничества».
Между тем, слух о миллионе картин доходил до его друзей во всем мире и дежурные администраторы отеля, в своем, до той поры тихом городе, были засыпаны факсами, телефонными звонками и телеграммами. Такие знаменитости, как Мать Тереза, Карл Льюис, д-р Линус Полинг и Билл Перл, которые близко знали Шри Чинмоя много лет, присылали свои поздравления и выражали благодарность за бесценный дар человечеству. Одно из наиболее прекрасных посланий было получено от Его Превосходительства Ананды В.П. Гуруж, посла Шри Ланки в Соединенных Штатах. Казалось, он выступил от имени всех, когда сказал:
«Какая прекрасная работа! Какое свершение! Наши предки, древние Ведические пророки, пели хвалебные гимны Природе, многие выдающиеся явления которой они обожествляли, поклонялись им. Вы совершили тоже самое, разница лишь в том, что вы живете в мире полного погружения в человека и в то, что с ним происходит. Какая глубина созерцания и какая высота отождествления с красотой Природы! Вы снова показали, что выражение духовности принимает многие формы: от тихой медитации до спорта, от искусства до пристального наблюдения за Природой и ее понимания».
Эпилог
Спустя несколько дней после возвращения в Нью-Йорк, 24 января Шри Чинмой получил подтверждение о том, что экспозиция одного миллиона птиц будет открыта в том же здании в Оттаве с середины марта до середины апреля. Выставить миллион птиц под той же крышей было бы действительно грандиозным завершением этого важного мероприятия Шри Чинмоя.
Пока шли приготовления к Оттаве, ученики Шри Чинмоя начали замечать, что он часто у держит на коленях альбом и шариковую ручку в руке. И… да, действительно, обилие птиц-образов покрывало каждую страницу.. Однажды Шри Чинмой сказал, что когда атлет уходит в отставку, он продолжает бегать, чтобы поддерживать физическую форму. Точно также, он будет продолжать рисовать птиц только ради «ментальной формы». Он сказал, что снова начал 13 января и рисовал по нескольку птиц в день «на досуге».
7 февраля он закончил 100.000 птиц в этой второй серии и затраченное время говорит само о себе. В тот же вечер мы получили уникальную возможность заглянуть в его внутренний мир отречения перед Божественным. Шри Чинмой сказал о своих птицах:
«Хорошее всегда должно продолжаться, 5 января я закончил один миллион птиц. Несколько дней я отдыхал и 13-го я начал снова, Я отправился в путь, и только одному Богу известно, сколько месяцев или лет будет продолжаться мое путешествие. Все в руках Бога».
Постскриптум
Свой второй миллион птиц-душ Шри Чинмой закончил 1 апреля 1994 года, всего через 79 дней.
СТАТИСТИЧЕСКИЕ СПРАВКИ
1. САМЫЙ БОЛЬШОЙ РИСУНОК.
66 ярдов х 18 дюймов. Это был рулон кальки, купленный художником в Суве. На нем он нарисовал 1.181 птицу.
2. НАИБОЛЬШЕЕ КОЛИЧЕСТВО ПТИЦ НА СТРАНИЦЕ:
96.588. Эта работа была выполнена 11 декабря 1993г. за три дня (всего 20 часов). Размер листа 32″х26″.
З.ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ:
Шариковые ручки разных цветов, маркерные фломастеры, акриловые краски, одноцветные мелки, цветные мелки, ручка на батарейках, золотые и серебряные металлические перья.
4. ИСПОЛЬЗОВАННЫЙ МАТЕРИАЛ:
Бескислотная рисовальная бумага, почтовая бумага, холст, гоат соге, полиграфическая бумага, калька, белая атласная ткань, белая хлопчатобумажная ткань, индийская мраморная бумага ручной работы, японская рисовая бумага, дубовые ярлычки, открытки, конверты, компьютерные сетки, календари, линованная бумага и нотная бумага.
5. СТРАНЫ. В КОТОРЫХ ШРИ ЧИНМОЙ РИСОВАЛ ПТИЦ-ДУШ:
Мальта (начало проекта), Италия (Сицилия), Испания (Тенерифе), США, Польша, Таиланд, Вьетнам, Филлипины, Японии, Канада, Австрия, Словакия, Чехия, Западный Самоа и Фиджи (завершение миллиона).
6. ГОРОДА В США, ГДЕ ШРИ ЧИНМОИ РИСОВАЛ ПТИЦ:
Нью-Йорк, Вашингтон Д.С., Хьюстон, Лос Анжелос и Гонолулу.
7. ВЫСТАВКИ ПТИЦ-ДУШ ШРИ ЧИНМОЯ:
10 января 1992г.
Риу Бананза отель, Пуэрто Ла Круп, Тенерифе

5 -14 мая 1992г.
Манхэттен, Вандербильт Авеню, 52
(посвящена Раисе Максимовне Горбачевой)
31 мая 1992г.
Земля Устремления Парка Медитации, Нью-Йорк

Октябрь 1992г.
Институт Содружества Эдинбург, Шотландия

Октябрь 1992г.
Кембриджская Центральная Библиотека,
Кэмбридж, Англия
Ноябрь 1992г.
Оулд Файерстейшен,Оксфорд,Оксфордский
городской Центр, Оксфорд, Англия
Ноябрь 1992г.
Галерея Смитс, Ковент Гарден, Англия

Ноябрь 1992г.
Таун Холл, Ипсвич, Англия
Ноябрь 1992г.
Праксис Галерея, Бристоль, Англия
Ноябрь 1992г.
Эспасе Миро, ЮНЕСКО, Париж, Франция
8-20 января 1993г.
Ризаль Мемориальная библиотека и Музей,
город Цебу, Филиппины
18 января 1993г.
Университет Южных Филиппин
Февраль 1993г.
Пале де Руа де Маджорка, Иерпиньян,
Франция, при Генеральном Совете Пирене
Ориенталь
Март 1993г.
Саль Готик, Кастелан Галерея, Монпелье,
Франция
13 апреля -31 мая 1993г.
Аэропорт Дж. Ф. Кеннеди, Нью-Йорк
Июнь-июль 1993г.
Синцзуки Ситизенс Галерея, Токио, Япония
Июнь-июль 1993г.
«Ла Фаворит”, Токио, Япония
Июнь-июль 1993г.
Пне Холл, Осака, Япония
3 июля 1993г.
Земля Устремления Парка Медитации,
Нью-Йорк
Июль 1993г.
Арт Деко Галерея, Авиньон, Франция
1-31 августа 1993г.
Кросби Стрит, 66, Сохо, Нью-Йорк
Сентябрь 1993г
Сити Холл 4 района Парижа (на международном конкурсе,
организованном Академией Лютее)
.
12-15 октября 1993г.
Мьяцаки, Япония
2 ноября-11 декабря 1993г.
Йорк Стрит, 18, Оттава, Канада (Посвящение Раисе Максимовне Горбачевой)
17 декабря 1993г.
Аутриггер Ист Хотел, Гонолулу, Гаваи
31 декабря 1993г.
Токатока Отель, Нади, Фиджи
7 января 1994г.
Травелодж, Сува, Фиджи
Март 1994г.
Мол Галереи, Лондон, Англия
23 марта -15 апреля 1994г
Йорк Стрит, 18, Оттава, Канада
(Весь миллион птиц был собран под одной крышей и посвящен художником своей матери, Йогамайе Гош, по случаю столетия со дня ее рождения)
8. СПЕЦИАЛЬНЫЕ НАЗВАНИЯ СЕРИЙ:
Семь Тысяч Золотисто-Голубых Птиц 1-7.000
Тринадцать Тысяч Душ-Мечтаний Бога 7.001-20.000
Десять Тысяч Пламенно Летящих 20.001-30.000
Птиц-Песен
Тринадцать Тысяч Зовов – Устремлений 30.001-43.000
Вечности
Двенадцать Тысяч Улыбок-Посвящений 43.001-55.000
Бесконечности
Семь Тысяч Птиц Восходящего Солнца 55.001-62.000
Бессмертия
Шестьдесят Две Тысячи Мечтаний 1-62.000
Птиц Мира о Свободе
Восемь Тысяч Птиц Лодки-Мечты 62.001-70.000
Семьдесят Тысяч Полетов Птиц-Душ 1-70.000
Моего Сердца
Десять тысяч Полетов Птиц Свободы 70.001-80.000
Десять Тысяч Птиц Сердца Самоотдачи 80.001-90.000
Десять Тысяч Мечтаний Бога о 90.001-100.000
Преобразовании Мира
Название Мечтания Птиц Мира о Свободе позднее было принято как общее название для всей полной серии миллиона птиц.
9. ОСОБЫЕ ДАТЫ
29 декабря 1991г.
Шри Чинмой начинает рисовать птиц наМальте
8 января 1992г.
Завершает 7.000 Золотисто-Голубых Птиц
30 мая 1992г.
Завершает 13.000 Душ-Мечтаний Бога
29 января 1993г.
Завершает 10.000 Пламенно Летящих Птиц – Песен
23 апреля 1993г.
Открытие выставки в Аэропорту Кеннеди
25 апреля 1993г.
Завершает 13.000 Зовов-Устремлений Вечности
23 июня 1993г.
Завершает 12.000 Улыбок-Посвящений Бесконечности
2 июля 1993г.
Завершает 7.000 Восходящего Солнца Бессмертия и вместе с
ними общего числа 62.000 птиц
18 июля 1993г
Завершает 70 000 птиц
2 августа 1993г.
Отрытие выставки в Сохо, Нью-Йорк
25 сентября 1993г.
Завершает 100,000 птиц
19 октября 1993г.
Шри Чинмой заявляет о своем намерении нарисовать миллион птиц
13 ноября 1993г.
Завершает 200.000 птиц
17 ноября 1993г.
Последние выставки 100.000 птиц в Оттаве
26 ноября 1993г.
Завершает 300 000 птиц
3 декабря 1993г.
Завершает 400,000 птиц
11 декабря 1993г.
Завершает 96.588 птиц, таким образом доводя общее число
до 500000
20 декабря 1993
Завершает 700,000 птиц
23 декабря 1993г.
Рисунок в честь Кану
28 декабря 1993,
Завершает 800.000 птиц

1 января 1994г
Рисунки в честь отца,матери, братьев и сестер
5 января 1994г
Завершает один миллион птиц
23 марта 1994г.
Посещение выставки 1.000.000 птиц в Оттаве
10.ГРАФИК 2-й ПОЛОВИНЫ МИЛЛИОНА РИСУНКОВ, ВЫПОЛНЕННЫХ ЗА 25 ДНЕЙ
Дата Количество Общее число
птиц-душ за птиц-душ
один день
12 декабря 4971 382722
13 декабря 11.147 593.869
14 декабря 11.949 605.818
15 декабря 10.246 616.064
16 декабря 8.995 625.059
17 декабря 4.915 629.974
18 декабря 11381 641.355
19 декабря 12.229 653.584
20 декабря 21.220 674.804
21 декабря 12.133 686.937
22 декабря 15.245 702.182
23 декабря 7.959 710.141
24 декабря 17.896 728.037
25 декабря 20.226 748.263
26 декабря 21.466 769.729
27 декабря 20.025 789.754
28 декабря 10.938 800.692
29-30 декабря 10.205 810.897
31 декабря 15.706 826.603
1 января 18.001 856.314
2 января 5.592 861.906
3 января 16.410 878.316
4 января 15.691 894.007
5 января 107.912 1.001 919

Оставить сообщение

You must be logged in to post a comment.

Не пытайся изменить мир. Ты потерпишь неудачу. Старайся любить мир. И смотри! Мир изменился, Изменился навеки.
– Шри Чинмой